18 января 2005
1821

Александр Шубин: Без справки не воевать !

Началось слушание дела Герулайтиса: Ветеранам предстоит искать доказательства, что они не отсиживались в тылу

Дело прапорщика, который оформил иск к Басаеву на возмещение ущерба здоровью, выглядело бы курьезом российского правосудия. Но, похоже, это — тенденция. Ветеранам Афганской и Чеченской войн, и других военных конфликтов вплоть до Великой Отечественной войны стоит присмотреться к делу Антанаса Иозо Герулайтиса, слушание которого началось 11 января в Краснопресненском райсуде Москвы.

Герулайтис требует статуса ветерана Великой Отечественной войны. Дело в том, что в юности, в 1950-1952 гг. он служил “бойцом защиты народа”. Согласно закону о ветеранах 1994г. к участникам Великой Отечественной войны приравнены ветераны ряда других военных конфликтов. Среди них — участники борьбы с повстанческим движением в Прибалтике в период до 31 декабря 1951 г., в том числе (об этом прямо говорит закон) — “бойцы защиты народа”. Так назывались территориальные отряды самообороны, действовавшие под руководством МГБ.

Можно по разному относиться к действиям литовских повстанцев. Для одних они — борцы за свободу, для других — бандиты. Закон 1994 года в основе своей справедлив — не важно, как будут относиться к противнику потомки, но если ты воевал с ним, выполняя волю государства, ты имеешь право на государственные льготы.

В 40-50-е гг. борьба в Литве была жестокой, обе стороны были безжалостны. Это не была просто война СССР против Литвы, как пытаются представить дело современные литовские власти. Из 25 тысяч человек, убитых “лесными братьями”, литовцы составили 23 тысячи. Антанас попал в этот водоворот в возрасте 12 лет. Сирота-пастушок был задействован “органами” для разведки против сепаратистов.

Этот период жизни Герулайтиса не подтвержден документально (или документы секретны), и не рассматривается в суде. Но в 1950 г. он стал служить во взводе “отряда защиты народа” Вилькийского волостного отдела МГБ, и таким образом попал под действие будущего закона. А тогда он принял присягу “бойца защиты народа”, ему выдали автомат, пистолет, военную форму без погон и поселили в казарме.

Служба заключалась в несении караула, конвоировании задержанных и арестованных, прочесывании лесов. Антанас Иозо рассказывает, как по тревоге они хватали оружие, садились на студебекеры и ехали в лес. Шли цепью — все дальше и дальше от родного Вилькийского района — вплоть до границ Белоруссии.

Их обстреливали. На караулы нападали “лесные братья”. На фото, представленном в суде, — Герулайтис с товарищем в форме “бойцов защиты народа”. Нельзя ли вызвать товарища в суд, чтобы он рассказал, чем занимался на службе Герулайтис? Нельзя — в 1952 г. его зарезали на посту. В том же году молодому бойцу дали рекомендацию в партию (еще одно подтверждение того, что в отряде он не зря ел хлеб).

Так о чем же спор? Есть документы, подтверждающие факт службы Герулайтиса во взводе “отряда защиты народа”. Их подлинность никто не оспаривает. Почему возникла загвоздка с предоставлением ветеранского статуса?

Дело в том, что в 60-70-е гг. Антанас Иозо не занимался получением статуса. Сначала это не приходило ему в голову. Считалось, что после 1945 г. войны в Литве не было, и он тогда просто гонялся за бандитами.

В 1986 г. жена Герулайтиса сделала запрос в Литовское КГБ, может ли ее муж претендовать на статус ветерана этой организации. Из Литвы ответили, что Герулайтис действительно служил во взводе “отряда защиты народа”. Но Герулайтис не принимал участия в боевых действиях. В 1986 г. еще не признавалось, что в Литве в 50-е гг. шла война.

В 1989 г. Герулайтис посетил Литву и попытался получить свое партийное дело в ЦК КПЛ. Помощник Бразаускаса посоветовал ему уносить ноги, пока цел. На улицах тысячи людей размахивали национальными флагами. Для них “лесные братья” стали героями…

Шли годы, в 90-х гг. вопрос о ветеранском статусе стал более актуален. Старик-инвалид нуждается в лечении, и статус мог бы помочь.

Когда Герулайтис вернулся к этому вопросу в 90-е, ФСБ решило держаться прежней версии. Да, Герулайтис служил. Но прав на статус ветерана не имеет — во всем взводе именно он не выполнял боевых задач. Доказательства? А пусть сам доказывает, что он не верблюд. Побеседовав с Герулайтисом, чиновники ФСБ прямо сказали ему, что статуса ему не дадут. Да, служил, но архивы засекречены, и ему нельзя с ними знакомиться. Тем более, что они недостаточны, основной массив архивов остался в Литве. Хотите — езжайте туда. Там как раз борьба с “народно-освободительным движением” считается теперь государственным преступлением.

Куда только старик не писал, до Путина дошел. Все инстанции пересылали заявление все тем же чиновникам ФСБ.

Наконец, Герулайтис решил подать в суд на департамент организационно-кадровой работы ФСБ, которое выслало ему официальный отказ в присвоении статуса.

Слушание дела началось 11 января. Представитель ответчика попытался “перевести стрелки” на Патрушева. Мол, наше подразделение архивов не имеет. Но ведь и Герулайтис архивов не имеет. Отказали ему вы, вы пока и отвечайте. Так рассудила судья Т.А.Печенина, и ответчику пришлось предъявлять возражения по существу. Дело в том, что закон имеет “скользкое место” (внимание!): статус ветерана предоставляется в случае участия в боевых действиях. Хотя боевые действия в данном случае трактуются очень широко — боевой операцией считается “прочесывание” лесных массивов, но ФСБ утверждает: в таких действиях Герулайтис не участвовал. В ответ Антанас Иозо рассказал, что в таких прочесываниях доходил даже до границ Белоруссии. Адвокат ФСБ требует: докажите!

Это — и есть прецедент для всех участников военных конфликтов. Прочесываете “зеленку” — не забудьте справку у командира взять. А лучше — у командира противника. Где дело было, кто в кого стрелял, близко ли пули летели? Ах, вы забыли справку взять? Напрасно, напрасно. Надо вам в Афганистан ехать за свидетелями.

Я не иронизирую. Сегодня, когда в Прибалтике идут процессы над участниками борьбы с “лесными братьями”, представители ФСБ предлагают Герулайтису ехать в Литву и искать свидетелей его участия в боевых действиях. Напомним, дело было 55 лет назад.

Ну хорошо, нет свидетелей, архивы — в руках “наследников” бывшего противника. Но человек-то служил. Чем он занимался, — заинтересовалась судья, — кошеварил что ли?

Представитель ФСБ и тут нашелся: отряды “защиты народа” — это как дружины охраны порядка в Москве. Помните, с повязками ходили такие. Это утверждение вызвало возмущение Герулайтиса. Неужели представитель ФСБ полагает, что дружинам охраны порядка выдавалось оружие (в том числе автоматическое), что дружинники принимали присягу, проходили службу в подразделениях, официально называвшихся взводами — по армейскому образцу?

Может быть, представителю ФСБ виднее, и “бойцы защиты народа” действительно представляли собой нечто вроде дружинников с повязками? Вот что пишут о событиях в Литве авторы обобщающего труда “Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины ХХ века”, вышедшего в 2000 г. под редакцией генерал-майора В.А. Золотарева: “Однако войск явно не хватало. Поэтому к борьбе с повстанцами были привлечены и отряды местной самообороны (“истребители”), которые в октябре 1945 года по постановлению ЦК КПЛ и Совета министров Литовской ССР были переименованы в отряды “народных защитников”. Сначала они находились в ведении НКВД, а с 1947 года стали подчиняться органам госбезопасности. Отряды формировались из числа активистов и вооружались в основном трофейным оружием… Указанные отряды участвовали в боевых операциях совместно с оперативными группами войск НКВД и армии”.

Так что дело Герулайтиса имеет прямое отношение не к “дружинникам с повязками”, а к ветеранам военных конфликтов со спорной правовой основой. А такими являются все партизанские войны начиная с Западной Украины и кончая Чечней. Там ведь, как нам говорят на официальном уровне, давно нет боевых действий.

Итак, Герулайтис служил в воюющих подразделениях в зоне войны.

У властей остается последняя зацепка с большой перспективой для дела государственной экономии. Нужно заставить ветеранов войн и конфликтов самостоятельно доказывать, что они не просто служили в зоне боевых действий, но не отсиживались в тылу (хоть бы и выполняли там необходимые служебные обязанности).

Одна беда — в локальных конфликтах, связанных с партизанской войной, нет фронта. Там везде тыл. И везде фронт. И документы засекречены. Так что скоро может получиться, что именно от воли чиновников Минобороны и ФСБ будет зависеть — считать человека ветераном или нет.

А судя по последним тенденциям со льготами, передовой опыт ФСБ может получить развитие. Почему бы ветеранам не подтверждать свое ветеранство, как сегодня (с большими трудностями) подтверждается инвалидность. Вот, отпразднуем 60-летие Победы, и продолжим совершенствовать законодательство. Чтобы всякие там Герулайтисы не “просачивались”.

 

18.01.2005

http://www.apn.ru/opinions/article9206.htm

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован