09 января 2006
3065

Александр Шубин: Куклы для младших школьников

Телевидение устроило бенефис акунинского Фандорина. После рекламной кампании фильмов "Турецкий гамбит" и "Статский советник" я, признаюсь, ожидал чего-то ужасного. Но по размышлении зрелом признаю — для среднего и младшего школьного возраста вполне сгодится.

Для человека, интеллектуальное развитие которого несколько выше (особенно, если он обладает историческими знаниями в объеме курса средней школы), смотреть скучновато. Б.Акунин злоупотребляет детективным приемом, который известен со времен Агаты Кристи — убийцей является тот, кого меньше всего подозревает главный герой в начале истории. Но если Агата Кристи облегчает жизнь Эркюлю Пуаро время от времени, то Акунин уже не напрягается при сочинении сюжета. У него Фандорин в начале просто-таки демонстративно начинает игнорировать одного из подозреваемых. В случае "Турецкого гамбита" это — подброшенный турками офицер, которого наивный Фандорин в упор видеть не хочет, хотя тот прямиком внедряется в штаб Соболева-Скобелева.

Дальше детективный сюжет становится неинтересным. Мы уже знаем преступника и начинаем вникать в стратегические познания автора. Тут все покруче будет. Начинается с требования Фандорина занять вместо Никополя Плевну. Достаточно посмотреть на карту, чтобы оценить гибельность этого предложения — Никополь, сильная крепость турок на Дунае, в тылу русского наступления. Если бы русские не стали ее захватывать, Осман-паша решил, что Аллах отнял у них разум, и воспользовался бы ошибкой.

Затем, когда турки собираются сдаваться, Фандорин в припадке паранойи срывает капитуляцию, перебив турецких парламентеров. Он-то, бедняжка, думал, что турки с голодухи в атаку пошли. Но никакой атаки не последовало — просто Плевна капитулировала, даже несмотря на безумства Фандорина.

Акунину понравилась идея с произволом против парламентеров — в конце войны уже генерал Соболев срывает мир, отобрав у турецких послов поезд, на котором врывается в Константинополь с непонятной целью. Реальному Скобелеву, который, в отличие от Соболева и Акунина разбирался в военном деле, такое не пришло бы в голову. К тому же в Российской империи были какие-то понятия о дисциплине. Но Соболеву — Босфор по колено. Он на самого императора орал так, что "государь-освободитель" скулил, как нашкодивший школьник.

Особенно хочу отметить озвученный "гением шпионажа" хитрый турецкий план захватить Соболева, после чего англичане перестанут бояться русских. Англичане, понимаете ли, трепетали перед Россией после Крымской войны, где нанесли ей поражение, а тут турки захватят какого-то глупого авантюриста с батальоном солдат — и в Лондоне изменится политическое мировоззрение. Но герой Соболев с помощью русского мата побил остатки турецкой армии. Так что зря шпион старался.

Зрителей предупредили, что в ответ Великобритания объявит России войну, и я уже ждал фантастического сражения Соболева на паровозе и британского флота на Босфоре. Но тут все кончилось счастливо. Дело в том, что в драке со шпионом Фандорин показал недостаточное знание приемов карате. Так что нужно было срочно отправляться в Японию — подучиться. Война с Англией, соответственно, отменялась.

Несмотря на все эти "неувязки", вызванные ленью автора ("классику" не по чину напрягаться, изучать материал, придумывать оригинальные сюжетные ходы), фильм может стимулировать интерес к изучению курса истории XIX века. Особенно, игра в компьютерные солдатики — вполне в духе времени. Раньше дети играли в солдатики и куклы, теперь в компьютерные игры. Да и актеры все больше напоминают компьютерных кукол.

Фильм "Статский советник" снят в другой стилистике. Операторская работа особенно выигрывает на фоне сериала "Мастер и Маргарита", который шел параллельно по другому каналу (борьба за зрителя переросла в настоящую войну между 2-й и 4-й кнопками).

Может быть, старался еще кто-то кроме оператора, но я этого не заметил. Многочисленные мэтры, задействованные в "Статском советнике", не напрягались. Меньшиков играл восковую куклу, Михалков — комбрига Котова, Хабенский — мента из "Убойной силы", Машков — Рогожина из "Идиота". Младший Янковский вряд ли является для Михалкова непререкаемым авторитетом, так что единой режиссерской руки в этой комедии ждать не приходилось. При штампованной игре "кто во что горазд" фильм привлекал внимание разве что абсурдностью сюжета.

В конце картины выясняется (хотя заметно было задолго до финала), что Пожарский (Михалков) — это супер-Судейкин, который руками революционеров творит расправу над неугодными ему чиновниками. При этом он, видимо, владеет гипнозом (как иначе объяснить, что революционер-кремень, глумящийся над охранкой, после разговора с Пожарским начинает, как зомби, работать на врага). Через своего агента он следит за каждым шагом революционеров, легко может вскрыть лежбище террористов (об этом знает и Фандорин). И никому не приходит в голову, что можно просто захватить террористов на явке. Нет, так не интересно. Нужно выставить статского советника в качестве подсадной утки и заставить его попрыгать под пулями. В заключение уже сам Пожарский отправляется танцевать барыню-чечетку под дулами террористов. Михалков блеснул народным танцем уже в "Утомленных солнцем", и после этого как-то закопал талант в землю. А обидно — шлифовал мастерство, для одного фильма что ли! В роли Александра III ("Сибирский цирюльник") — не удалось станцевать. В "Статском советнике" танец стал центральным эпизодом, чудно увязанным с сюжетной "находкой" автора. Акунин подглядел в фильме "Рожденные революцией" классный пестик в рукаве милиционера. Эврика! (в смысле — "находка") — это будет спецоружие для Пожарского. Но на всякий пестик у революционеров может быть бомба, о чем Пожарский почему-то не догадывался.

Жалостливые кадры развязки ставят зрителя на сторону революционеров. Вообще они — люди симпатичные, справедливые, ведут борьбу с подонком Пожарским и манекенообразным Фандориным…

В заключение Фандорин революционно сокрушает правила этикета, хамит начальству и с гордым видом забирает назад заявление об отставке. Карьера на благо отечества дороже чистоплюйства. Вот такое революционное кино.

Есть в картине и такие ошибки, за которые в школе ставят двойки. Например, в фильме Боевая организация конца XIX века является частью марксистской партии. Пожарский рассуждает о марксизме так, будто он живет во времена Ельцина. Это у Акунина. В реальной жизни террористические организации XIX — первых лет ХХ вв. были народническими, о чем в полиции знали.

Так что для старших школьников фильмы уже не полезны, так как содержат много фактических ошибок. Но увы — большинство жителей России (включая кино- и теле- начальников) по уровню знаний истории пока не дотягивают до уровня средней школы. Просвещение остается для России актуальной задачей.

 

http://www.apn.ru/publications/article1720.htm

09.01.2006

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован