18 мая 1999
2409

Александр Шубин. Непобедимый план Ельцина

12 мая Ельцин из последних сил налег на рычаги власти. Падения правительства Примакова ждали давно. Еще в октябре 1998 г. наш осенний патриарх, как бы извиняясь, сказал одному из уволенных им младореформаторов: "Вот пусть они теперь за все и отвечают". Эта формула определяла мимолетность правления Примакова. Он был назначен премьером до первого повода с позором отправить "полукоммунистическое правительство" в отставку. Примаков это понимал, и потому не делал практически ничего, будучи в этом отношении даже последовательнее Черномырдина и Брежнева. Поводом к отставке и искомой дискредитации коммунистов мог стать дефолт или, наоборот, заключение "грабительского мира" с МВФ. Но Ельцин не стал дожидаться ни того, ни другого. Задача дискредитации коммунистов и левоцентристской политики отступила на задний план. В администрации президента возникла новая идея, по сравнению с которой ловушка "правительства национального согласия" - пустяки.

Резко активизировались переговоры с Лукашенко о создании нового Союза. Идея, корни которой затрагивают болезненный центр национальной психологии, призвана послужить великой задаче спасения президента и его семьи. "Возрожденный Союз" - обрубок былого величия с Ельциным во главе - вот план Ельцина, над которым с начала года плотно работает администрация. В апреле план Союза был облачен в конкретные формы графика мероприятий, о котором бодро заговорил Лукашенко.

Пока неясно, как будет выглядеть новая конфедерация (федерация), но очевидно, что там будет предусмотрен пост президента и вице-президента. Известно, что не человек красит место, а место - человека. Для Ельцина пост президента Союза - охранная грамота и возможность по-прежнему наносить визиты "другу Жаку", сурово выговаривая ему за очередные бомбардировки. Для Лукашенко - путь к власти в одной из крупнейших стран мира. А каково место Степашина в этой игре?

Кого-то нужно оставить на хозяйстве. Для начала нужен "Пиночет" - либеральный взгляд под черными очками. Если думцы не сумеют уговорить друг друга, что им теперь "все равно", то будет хуже. Президент уже "оговорился", что наряду со Степашиным обсуждается кандидатура "человека Березовского" Аксененко. Есть и третий кандидат - верный Виктор Степанович. Не случайно его снова вынули из нафталина и усиленно раскручивают. Причем третий кандидат, если не пройдут два первых, станет премьером в любом случае. В этом отношении Черномырдин для депутатов - значительно хуже Степашина, поскольку его коммунисты грубо "кинули" осенью 1998 г. А такое не прощается.

Степашин может оказаться переходной фигурой. Но это зависит от депутатов только сегодня. А если они проголосуют за Степашина как за меньшее из зол? Что будет делать новый "калиф на час"? Проводить курс младореформаторов? Тихо сидеть, опасаясь сделать решительные шаги к выходу из кризиса, как Черномырдин и Примаков? Первое - путь к превращению в кандидата ельцинистского блока на президентских выборах в России. Мечта Горбачева в 1991 г. - свой президент России. Но вот беда - сегодня (как и тогда) страна не будет голосовать за кандидата "партии власти". Второй путь - это директор ликвидационной команды режима Ельцина. Тоже незавидная роль. А может быть, Степашин не намерен быть ни тем, ни другим? Может быть, он воспользуется своим звездным часом, чтобы сыграть на другую команду? Не случайно теневой генсек КПРФ Лукашенко фактически дал команду: голосовать за Степашина. "Крайний оппозиционер" Илюхин тут же взял под козырек. Стороны вступили в рискованную игру. Они могут отдать инициативу "мистеру икс" в черных очках. И тогда он будет переводить стрелки российского паровоза. "Стрелочники истории" не только отвечают за действия "Больших людей", но ненадолго получают от них сами "стрелки". Оказавшись в решающем месте в решающее время, некто из ряда запасных может сделать собственный ход. И здесь возможны варианты.

Первый вариант: Степашин (Аксененко, Черномырдин) прикрывают уход Ельцина на союзный уровень и передачу властных полномочий "наверх". Этот путь может быть обеспечен с помощью референдума и, возможно, роспуска Думы. Народ, скорее всего, проголосует за новый союз, и коммунистам будет очень сложно сопротивляться такой идее. Особенно, если в дело пойдут указы о запрете нацистских и коммунистических организаций. Конституция Союза будет предусматривать необходимые "переходные положения", в соответствии с которыми Ельцин получит новые полномочия, а Лукашенко будет объявлен его преемником на случай, если Ельцин не дотянет до конца нового срока. Успех такой политики зависит от способности нейтрализовать социальное недовольство. Без клапана Думы и КПРФ будет сложно сдерживать людей от выхода на рельсы, если зарплата по-прежнему не будет выплачиваться. Сегодня либеральная социально-экономическая политика - главная угроза для режима.

Второй вариант - в условиях нерешительности "партии власти", продолжения политической торговли оппозиция сумеет сорвать или затянуть процесс воссоздания Союза до выборов, изменить условия воссоединения. Ключевой вопрос такой торговли для Ельцина - иммунитет, а для отечественных элит - полномочия российского президента. Такое мягкое воссоздание союза ничем не отличается от тягомотного и противоречивого процесса российского-белорусского сближения, которое мы наблюдаем уже давно. Изменение ситуации на этом направлении возможно только после радикальной смены фигур в России.

Но может статься, что процесс интеграции ускорится именно в результате действий нового премьера. Третий вариант - союз Лукашенко и нового премьера России. Такой сценарий оставляет Ельцина за бортом, хотя и сохраняет за ним на время вожделенный иммунитет. Это не может привести к немедленному распространению диктатуры белорусского типа на всю Россию. Лукашенко - прагматик, и понимает, что российские политические элиты не дадут ему утвердиться на белорусских условиях. Но и в Белоруссии диктатура утвердилась не в один момент. Сначала Лукашенко может согласиться на раздел власти с новыми российскими лидерами. И здесь все снова упирается в фигуры потенциальных фаворитов выборов 2000 года. Лукашенко должен быть "подслащен" сильным защитником демократии, который готов проводить совместимую с курсом "Луки" социально ориентированную политику. Среди фаворитов выборов 2000 г. такую роль могут играть Лужков и Примаков. В этот "концерт" могут пригласить и Кравчука, который последнее время (в условиях новой предвыборной кампании) демонстрирует готовность к сближению республик. Но гвоздем баланса оказывается новый российский премьер.

Эти три сценария не различаются качественно. В той или иной форме будет укрепляться урезанный Союз, экономический курс после 2000 г. будет направлен на социальную корректировку итогов ельцинских реформ, у власти окажется коалиция нескольких "сильных людей". После напряженной "борьбы под ковром" между ними на арену вылезет победитель, именем которого будет назван следующий период отечественной истории.

Нынешние страсти вокруг импичмента и премьера - небезынтересный тактический эпизод на этом пути. Но возможен ли разворот стратегической тенденции развития России в сторону распада и превращения в совокупность полуколоний "Золотого миллиарда"? Именно такой сценарий предлагают державные политологи вроде Кургиняна и Миграняна. Бунт региональных элит против Ельцина, отстранение его от престола раньше срока, уничтожение центральной власти вместе с отставкой президента, ужасы, повторяющие и преумножающие печальную историю распада СССР. Мне уже доводилось высказывать сомнения в реальности такого развития событий в ближайшие несколько лет. Нынешний конфуз Думы с импичментом показал, что радикализм оппозиции вообще носит виртуальный характер. Совет Федерации в этом отношении еще более управляем. Представить жизнь своих регионов без трасфертного перераспределения через российский бюджет "в пользу бедных" большинство губернаторов не в состоянии. В нищете большинства - залог единства России. А в экономическом богатстве России - залог интеграции постсоветского пространства. После урока с распадом Союза мы приобрели иммунитет от распада. И великий создатель катастроф Ельцин приучил нас к постоянному ожиданию худшего. А это - хороший тормоз, залог политической осторожности при всех виртуальных кризисах и театральных эмоциях политической сцены. Ничего с этим не поделать. С Ельциным или другими капитанами наш корабль непотопляем, пока он не выплывет из зоны нынешних штормов, характерных для конца ХХ века. Вот там-то, на восходе новой эпохи, и начнутся настоящие проблемы, качественно отличные от нынешних волнений.


18.05.1999
http://old.russ.ru/politics/articles/99-05-18/shubin.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован