19 октября 2007
4674

Алла Гербер, Александр Брод: `Принципы формирования Общественной палаты`

Грушевский Сергей
ведущий

Алла Гербер
член Общественной палаты РФ

Александр Брод
член Общественной палаты РФ

Сергей Грушевский: Тимофей Шумный за режиссерским пультом, Сергей Грушевский у микрофона. В этот час мы поговорим об Общественной палате. Заглянем, как говорится, поглубже, выясним те вопросы, которые волнуют наших граждан, наших радиослушателей - кто может стать членом Общественной палаты, кто кого рекомендует, есть ли известные люди, которые высказали желание принять участие в ее работе, и вообще, что они там будут делать и делали. Выясним в беседе с нашим гостем в этот час на Русской службе новостей. Если у вас возникают вопросы - 742-90-42 - телефон прямого эфира. В прямом эфире Русской службы новостей - писатель, критик, публицист, член Общественной палаты, Алла Ефремовна Гербер. Здравствуйте, Алла Ефремовна.
Алла Гербер: Здравствуйте.
С.Г.: Ну вот, на вашем собственном примере будем сегодня разбираться, что ж там делается.
А.Г.: Наглядная агитация.
С.Г.:Потому что если задаться вопросами - вот я думал, как граждан привлечь к разговору, наших радиослушателей, спросить - какую работу вы видели, что вы знаете? То по большей части, наверное, было бы молчание - как вы думаете?
А.Г. Боюсь, что да. Потому что и я бы замолчала, честно говоря. Я знала, что там делают мои друзья - тех, кого я знала там лично. Я знала, как много там делал доктор Рошаль, по самым разным направлениям. Я знала, что много делал юрист Гена Резник. Я знала, что много делал Николай Сванидзе. Но это вот про тех людей, кого я знала, понимаете? Там еще каких-то людей я знала, сейчас просто всех перечислять не буду. Но никаких данных, никакой информации. И поэтому, когда ко мне обратились из администрации президента - я в той группе, где 42 человека по приглашению, по предложению непосредственно Владимира Владимировича Путина. И когда ко мне обратились - я очень надолго задумалась. Надолго, поверьте мне.
С.Г.: А в чем было сомнение?
А.Г.А сомнение было вот какое - у меня было такое ощущение, скажу честно, что эта Общественная палата - некая имитация гражданского общества. А я ни в каких имитационных проектах принимать участие не желаю. Я работаю как президент фонда "Холокост", я пишу, я критик, писатель. Я как бы всегда была кошка сама по себе, и мне не хотелось участвовать ни в чем, что для меня самой было бы неясно. И то, что мне это предложила администрация президента - для меня это еще ничего не значит. Я свободный гражданин, в свободной стране, как я надеюсь. И поэтому я думала, нужно ли идти, не фиговый ли это листок. Приглашение таких людей, как Евгений Григорьевич Ясин, как я, тот же самый доктор Рошаль, и так далее - это как бы фигуры - поверьте, это не из какой-то нескромности я так говорю - в общем, как бы известные имена, и известны своей репутацией, известны своими позициями, известны своими взглядами, мировоззрением, и так далее. И как было хорошо - вот мы их тоже берем, людей, в общем-то, достаточно критически настроенных.
С.Г.:Почувствовать, что было желание всех собрать вместе.
А.Г.Ну да, всех собрать. И в этом я вижу, в общем, не только какую-то плакатность - вот видите, мы всех собираем, пусть расцветают все цветы. Но потом я подумала - и вы знаете, я очень хорошо помню, это для меня просто завещание Твардовского в "Новом мире", когда он говорил - когда ничего невозможно было напечатать, Солженицына, или того же самого Трифонова, или Войновича, он говорил - надо что-то делать, делать что-то надо. Выпивал рюмку, как говорится, и шел по кабинетам, и добивался. Потому что если ничего не делать, если только, так сказать, критиковать, ворчать - ах, это плохо, это плохо, это не получается...
С.Г.: Надо брать рычаг в руки и вперед.
А.Г. Конечно. Моя позиция в жизни всегда была, и когда я была в Думе - я же была в первой Думе, и в общем, кое-что мне там удалось все-таки сделать. И поэтому я и пошла в Думу - меня позвали избиратели, я ни от какой партии не шла, тогда это было возможно, одномандатницей. И поэтому я вообще исхожу из того, что надо что-то делать. Когда нельзя было ничего писать, в те времена, советские - я писала - между строк, в строках, в словах, но тем не менее. Меня даже называли "Письмо зовет в дорогу". И вот вы знаете, вот это "Письмо зовет в дорогу" - я подумала, что это, может быть, вообще какой-то мой принцип в жизни - что письмо зовет в дорогу. И Общественная палата - это тоже кодовое название, как раз вот "письмо зовет в дорогу". Я еще для себя пока не решила, в какой именно там буду комиссии - мы же там будем делиться. Это все с первого января, там же сейчас идут предварительные выборы по округам, а потом все это вместе - Общественная палата будет в округах, Общественная палата единая федеральная российская. То есть всего-всего-всего - 42, 42 и 42. Мы вот как бы костяк - те, кого пригласил президент, и мы откликнулись. Поэтому я не знаю, в какую комиссию конкретно я еще пойду, потому что у меня, как говорится - помните, такое было стихотворение: "Драмкружок, кружок по фото, а еще мне петь охота". Вот я, наверное, принадлежу к числу этих вот людей.
С.Г.: Главное, чтобы сил хватило.
А.Г. Сережа, спасибо вам громадное, потому что, как говорится, как я говорю - уже не девушка, поэтому главное - чтобы действительно хватило сил.
С.Г.: 742-90-42 - телефон прямого эфира. В студии Русской службы новостей член Общественной палаты, писатель, критик, публицист, президент всероссийского центра "Холокост", Алла Ефремовна Гербер. Ну что ж, мы связались по телефону с членом Общественной палаты, с Александром Семеновичем Бродом, я хотел бы также задать ему вопросы. Александр Семенович, здравствуйте!
Александр Брод: Здравствуйте.
С.Г.:Ну вот, мы выяснили с Аллой Ефремовной, что ее терзали сомнения, когда поступило предложение стать членом Общественной палаты. Сомнения эти мы выяснили сегодня. А в ситуации с вами?
А.Б.: Меня как-то не особенно что-то терзало, потому что я с Общественной палатой сотрудничал последние два года - в частности, с комиссией Валерия Александровича Тишкова, и мы готовили вместе рекомендации по преодолению ксенофобии, которые презентовались на первом пленарном заседании Общественной палаты. У нас есть общий проект, "Российские регионы без ненависти и вражды", и вместе с ним и с другими членами палаты мы выезжали в Чечню, в Ингушетию, в Северную Осетию и другие регионы. Я также контактировал по некоторым мероприятиям с Кучереной, с Бажаевым, и с другими людьми. Поэтому я для себя определил, что в палате есть профессионалы, есть неравнодушные люди, и палата имеет инструменты воздействия на ситуацию. Во-первых, палата всегда под прицелом прессы, и любое заявление либо документ палаты широко резонируется.
А.Г. Это правильно.
А.Б.: С другой стороны, члены Общественной палаты входят в общественные советы при министерствах и ведомствах, могут озвучивать свою позицию и как-то влиять на работу исполнительной власти. И сами доклады Общественной палаты - по демографическим, по социальным проблемам, по развитию гражданского общества - они становились событием. Я считаю, что не все ресурсы Общественной палаты еще исчерпаны, нужно работать и над статусом общественного запроса со стороны палаты, чтобы он воспринимался всеми чиновниками и исполнялся. Нужно говорить, может быть, о большей активности членов палаты, о большем влиянии на ситуацию. Поэтому не считаю этот орган каким-то искусственным и недееспособным, и поэтому я дал согласие, когда получил письмо с предложением войти в состав палаты.
С.Г.: А как вот, кстати, с общественным мнением? Как простые граждане могут обращаться, и как вообще Общественная палата отслеживает общественное мнение?
А.Б.: Я знаю, что ежемесячно поступают сотни обращений в общественную палату.
А.Г. Если не тысячи.
А.Б.: Если войти в само здание, то всегда сидят ходоки, которые сдают жалобы, которые встречаются с членами Общественной палаты. Есть сайт Общественной палаты, куда также могут писать по проблемам. Поэтому я думаю, что контакт налажен, но, видимо, должно быть более активное подключение членов Общественной палаты к этим жалобам, выезды в регионы. Так особенно активно показал себя за последние два года адвокат Кучерена, выезжая в горячие точки, решая вопросы дольщиков, проблемы дедовщины и другие вопросы. Я думаю, что и члены палаты должны так же по направлениям, по комиссиям, по которым они распределены, более активно работать. Мне кажется, что существенное влияние члены палаты могут оказать на вопросы совершенствования просвещения, образования, роли высшей школы, статуса высшей школы, поддержки нашей науки и культуры. И я очень рад, что Алла Ефремовна, активный человек, писатель, с большим общественным темпераментом и авторитетом, сможет, я думаю, решать вопросы поддержки российской культуры и развития российского образования.
С.Г.:Спасибо большое, Александр Семенович. Директор московского бюро по правам человека, член Общественной палаты, Александр Брод был с нами на связи по телефону. В студии писатель, критик, публицист, президент всероссийского центра "Холокост", Алла Гербер. 742-90-42 - наш телефон прямого эфира. Алла Ефремовна, вы представляете, еще после той Думы, когда вас все помнят и уважают, и с кем вы общались - сколько народу может сейчас к вам обратится и попросить поучаствовать в тех или иных проблемах.
А.Г.Сережа, это очень хороший вопрос. И Брод совершенно правильно сказал, что должна быть выработана какая-то система, когда люди знают, что они приходят и обращаются не впустую.
С.Г.: Конечно, это же не подушка, в которую выплакаться прийти.
А.Г. Совершенно правильно. Это же надо понять. Общественная палата должна выработать какую-то свою технологию приема посетителей, обращения в письменной форме, по каким вопросам вообще можно в Общественную палату обращаться. Потому что у человека может просто, извините меня, замок испортиться, и никто не может его починить, и он придет в Общественную палату - почините мне замок. Все маленькие беды - беды, безусловно. Но Общественная палата должна заниматься проблемой, а не каким-то отдельным частным случаем. Хотя частный случай может быть частью какой-то общей проблемы, безусловно. Та же самая история с дольщиками - мог прийти первый дольщик, все это рассказать, естественно. Та же самая история сейчас с этими несчастными детьми, которых отравили в Ставрополе. И одна мать могла быстро написать письмо - вот беда.
С.Г.: Или в колонии что случалось. Выясняется, что там этих случаев...
А.Г. И в колонии. То есть может быть один какой-то зов, и ясно, что этот зов нам сообщает, и даже кричит порой, о явлении. И вот тогда, действительно, это очень важно. И наша задача - в этом разобраться. Что есть какой-то отдельный частный случай - ну там, окно выбили, вставьте мне окно, а что есть вот такие серьезные проблемы, которыми мы и должны заниматься. Вообще, Сережа, хочу сказать одну вещь, которая мне кажется очень важной. Можно пойти в Общественную палату - очень почетно, тебя все поздравляют, замечательно - и в общем-то ничего не делать.
С.Г.: Отсидеться.
А.Г.Отсидеться, как и было - многие так вот и отсиделись. И я говорила со своими товарищами, и они говорили, что никто тебе давать никаких заданий не будет. Ты не жди, что тебе скажут - Алла Ефремовна, займитесь этим, займитесь этим. Чем ты хочешь заниматься, должна решить сама.
С.Г.: Со своим багажом прийти.
А.Г.: Конечно, со своим чемоданчиком. Но только я должна не взрывать, а должна помогать.
С.Г.:Михаил Сергеевич у нас на связи - здравствуйте, Михаил Сергеевич!
Слушатель: Здравствуйте. Меня интересует - вот Общественная палата, сорок два человека. Вот Алла Ефремовна - она как бы возглавляет "Холокост", но это явно защищает интересы еврейского народа, находящегося в России. А есть какие-нибудь представители, которые защищают интересы коренного русского народа в Общественной палате?
С.Г.:Хорошо, Михаил Сергеевич - если можно, сразу после небольшой рекламы на "107 FM" в Москве, она пролетит незаметно. 742-90-42 наш телефон в студии. Писатель, критик, публицист, президент всероссийского центра "Холокост", Алла Гербер сегодня на Русской службе новостей.

С.Г.: Член Общественной палаты, писатель, критик, публицист, Алла Гербер на Русской службе новостей. Сергей Грушевский у микрофона, и наши радиослушатели - 742-90-42. Впереди звонок от Эмилии Николаевны, но вот давайте ответим Михаилу Сергеевичу, который позвонил перед рекламой.

А.Г.: Да, конечно. Дорогой Михаил Сергеевич! Во-первых, я хочу вам сказать - просто вы, наверное, не в курсе - что "Холокост" - это не еврейская проблема. Это еврейская трагедия - действительно, шесть миллионов - это трагедия. Но это всечеловеческая проблема. Это проблема терпимости, это проблема геноцида, это проблема любви людей друг к другу, это проблема человеческого достоинства - это вообще проблема человека. Что мы, люди, знаем о себе? То, что целая страна, такая как Германия, могла дойти до того состояния, до которого довел Гитлер - это необходимо изучать, понимать, дабы никогда, ни за что ничего подобного не повторилось. Это первое. Второе - я как Алла Гербер, член трех творческих союзов - журналистов, писателей и кинематографистов - я очень много писала, меня даже, как я уже говорила, называли "Письмо зовет в дорогу". Я ездила в самые-самые дальние уголки нашей страны, и всегда пыталась людям помогать, насколько я могла это делать. Когда я была в Думе, я делала то же самое. Есть люди - и я их тоже люблю, и тоже уважаю - которые живут своей тихой семейной жизнью. Замечательно - у меня тоже есть сын, двое внуков - к сожалению, муж мой умер. И это тоже очень хорошо, это тоже миссия - создать семью, любить детей, воспитать детей. А есть люди, что называется, с каким-то чувством, с какими-то такими болевыми общественными точками. Такими они рождаются. Вот, наверное, такой родилась и я. Мне небезразлично, что происходит в моей стране, которую я люблю. Мне небезразлично, что происходит с вами - лично с вами. Мне небезразлично, что происходит с моим народом, независимо от того, где люди живут. Мне это просто небезразлично. Насколько хватит моих сил, насколько хватит моей энергии, насколько хватит просто времени, мне отпущенного - этого я не знаю. Но я буду стараться, поверьте мне.

С.Г.: Послушаем, что волнует Эмилию Николаевну. 742-90-42. Эмилия Николаевна, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте. Алла Ефремовна, я считаю - вообще, даже слов нет, как вы говорите, "есть болевые точки". Меня это в какой-то степени касается. Но под эгидой Фурсенко, как министра науки и образования, очевидно для всех, процветает система продажи черных дипломов - коррупционная система. Свидетелями все жители больших городов. Мы с вами, проходя в метро, везде - что делается? Я этот вопрос задавала опросу президента - мне не ответили. Мне бы хотелось, чтобы была какая-то реакция, хотя бы со стороны Общественной палаты, на это безобразное явление, и для общественного мнения, и для профессионализма. Спасибо.

А.Г.: Спасибо вам. Очень хороший вопрос.

С.Г.:: Спасибо вам, Эмилия Николаевна. Безобразное - это еще очень мягко сказано.

А.Г.: Да, Эмилия Николаевна, спасибо за вопрос. Это действительно, что называется, черти что, и, к сожалению, это в контексте такого нашего вообще очень коррумпированного общества, это одно из самых страшных проявлений коррупции. И вы абсолютно правы. Общественная палата начинает работать с января месяца. Я вам просто обещаю, что я - вот я - я буду заниматься образованием, я непосредственно этим вопросом займусь. Я надеюсь, мы с вами еще поговорим в эфире, или, может быть, лично.

С.Г.: 742-90-42. Здравствуйте, Марина!

Слушатель: Алла Ефремовна, здравствуйте, моя дорогая. Вы знаете, что я хочу сказать - я эти не горжусь, но это просто факт - я очень русский человек, но я выросла в городе Баку, в еврейском дворе. Вы понимаете, что это значит. Я впитала в себя эту культуру, это прекрасно - в общем, это передать одним словом невозможно. Но я просто хочу обратиться к людям, которые иногда спорят, говорят всякие глупости - читайте русского писателя Василия Гроссмана.

А.Г.: Прямо скажем, он еврейский.

С.: Нет - читайте Бабеля.

А.Г.: Тоже.

С.: Русее писателей, по-моему, нет. И тогда не будет никаких глупых разговоров. Приобщайтесь к нормальной русской культуре, вот с этими фамилиями. Алла Ефремовна, вы меня извините, я просто через вас хочу обратиться к мракобесам. Вы, наверное, понимаете, что я имею в виду. Спасибо вам большое, что вы есть.

С.Г.: Спасибо, Марина.

А.Г.: Спасибо, Марина, я была очень тронута. Надо читать всех писателей. Кстати говоря, коль вы затронули этот вопрос - у Лескова, действительно исконно русского писателя, есть замечательная книжка, эссе - "Евреи", так и называется. Очень полезно было бы всем почитать. Но мне не хотелось бы сейчас - понимаете, у меня нет никаких национальных комплексов. Мне просто жалко людей, которые ими страдают, потому что это ограниченность, это такая своего рода болезнь, и ее надо лечить. А лечить ее надо просвещением, и вы тут, Марина, абсолютно правы, спасибо вам большое.

С.Г.: 742-90-42 для всех наших радиослушателей, телефон прямого эфира Русской службы новостей. Ну вот, кстати о работе Общественной палаты - конечно, большинство членов Общественной палаты - это люди известные, люди влиятельные. Но для решения тех или иных вопросов, конечно, используется свой авторитет. А вот на месте каким образом может человек, который загружен, помимо этого, еще своей работой - быть известным человеком, и еще заниматься чьими-то проблемами, проблемами тех граждан, которые звонили? Вот позвонила, допустим, Эмилия Николаевна - ее вот эта проблема волнует.

А.Г.: Ну правильно, а других волнуют другие проблемы. Не все могут дозвониться - я уверена, что проблем сотни, тысячи. Занятый человек - правильно, ему трудно - такому человеку, предположим, как главному режиссеру театра, или известному актеру, известному певцу. Но с другой стороны, Сережа, вот смотрите - Чулпан Хаматова. Она сейчас стала, кстати говоря, членом Общественной палаты. Более занятого человека я просто не знаю. Она снимается сразу в нескольких фильмах, она играет в нескольких спектаклях - и при этом у нее хватает времени, чтобы заниматься детьми, больными раком, больными лейкемией, и так далее. Она устраивает всевозможные общественные благотворительные акции по этому поводу, собирает деньги - она этим занимается. Значит, можно - только надо хотеть. Надо хотеть. У всех есть какие-то минуты, которые можно отдать людям, я уверена в этом.

С.Г.: 742-90-42 наш телефон в студии. На Русской службе новостей в этот час писатель, критик, публицист, президент всероссийского центра "Холокост", Алла Гербер. У микрофона Сергей Грушевский. Конечно, сейчас такая ситуация с Общественной палатой, решается 42 + 42, и так далее. Но для многих всегда вопрос - какова будет роль Общественной палаты в предстоящих сейчас выборах? Страна сейчас в таком ожидании, происходит очередной такой период, и все равно что-то хочется знать - что будете делать, как будете действовать. А там впереди еще президентские выборы.

А.Г.: Я думаю, что самое правильное, мне кажется, Общественной палате не принимать участия ни в каких сугубо политических вещах. И поэтому не случайно одно из важнейших условий для каждого вступающего в Общественную палату - не быть членом партии - временное приостановление членства в партии. Это очень важно. Мы, естественно, все придем на выборы - ну, я не могу за всех говорить, я приду на выборы, а кто не захочет, тот не придет. Но непосредственно участвовать в выборах - мы участвуем в выборах в Общественную палату в округах. В частности, я в группе, которая ответственна за южный округ. Я сама туда записалась.

С.Г.: Это горячий округ, да.

А.Г.:: Это одни из самых горячих округов, потому что там весь Кавказ, и там Краснодар достаточно сложный, Волгоград, и все вот этим места - довольно тяжелая, так сказать, зона. И поэтому нам сейчас важно там провести честные выборы, чтобы без всякого давления администрации, чтобы общественные правозащитные некоммерческие организации сами выбирали бы своих представителей в Общественную палату. Вот те выборы, в нашем гражданском обществе, которые волнуют лично меня. Меня волнуют, естественно, выборы вообще, потому что я гражданин этой страны, и естественно, я уже сказала, то я приду и буду голосовать. И мне небезразлично, кто будет нашим президентом - небезразлично.

С.Г.: И кстати, о расстояниях, о местах действий Общественной палаты - теперь законом разрешается международная деятельность Общественной палаты, то есть в деятельности ваших коллег что-то в связи с этим изменится. И соответственно, еще появится какое-то отношение со стороны таких же зарубежных коллег. То есть Общественная палата будет как-то еще влиять на международный политический процесс, так же будет участие.

А.Г.: Да-да. Понимаете, очень важно, чтобы правозащитники - а это, в общем-то, что такое, Общественная палата - это некоммерческая правозащитная организация. И очень важно, чтобы был нормальный, спокойный, не какой-нибудь преследуемый, без всякого подозрения на что-либо - нормальный контакт с правозащитными организациями и другими странами. Вообще чем ближе контакты, чем их больше - с западными странами. Хватит вообще без конца говорить о наших врагах, давайте говорить о друзьях. У нас есть друзья, и очень много, и в каждой стране - на западе, в Америке, везде. Есть друзья, есть. Надо жить вместе. Мы уже, между прочим, живем в такой ситуации, когда, насколько это возможно, люди и страны должны жить вместе, то есть, понимая друг друга - иначе это все действительно взорвется, не дайте Господи.

С.Г.: Задавались уже вопросом, я уверен, где же все-таки, в какой комиссии работать. Но все равно, на весы, что преобладает - это национальный вопрос. Тем более если южный округ - самая многонациональная территория.

А.Г.: Я думаю, что все-таки поэтому и пошла в южный округ. Тут я с Бродом согласна, я готова этим заниматься. Хотя меня очень волнует вопрос культуры и образования. Но по правилу Общественной палаты, по ее статусу можно быть в нескольких комиссиях.

С.Г.: Десять кружков, как в детстве, не получится.

А.Г.: Десять кружков, да. Но одна основная, а другая комиссия, где, так сказать, сочленство.

С.Г.:: Говоря об Общественной палате, что волнует наших радиослушателей - 742-90-42 - Сергей Александрович, здравствуйте!

Слушатель: Добрый день. Спасибо за прекрасного гостя. Я думаю, что сегодня каждому разумному человеку надо подумать о том, как культуру сделать культом нашей жизни. Если мы культуру, а не национальность, сделаем главной ценностью, все будет нормально, все остальное само собой отпадет. Не случайно великий русский гений Пушкин сказал - будь заодно с гением. Он не сказал - будь заодно с русским гением. Он как гений сказал - будь заодно с гением. Я надеюсь, что рано или поздно культура займет достойное место в нашем обществе. Спасибо.

С.Г.: Спасибо, Сергей Александрович. Вашими бы словами.

А.Г.: Да. Мне очень приятно это слышать, я тоже на это надеюсь. Вы знаете, я действительно занимаюсь просвещением, я очень много езжу по стране, бываю в самых разных местах, очень отдаленных. И знаете что я хочу вам сказать, что меня радует - когда я приезжаю в Москву из регионов, у меня всегда очень хорошее настроение, не скрою от вас. Я просто поражена, сколько замечательных, интеллигентных людей, за копейку буквально творящий культуру, служивых культуре. И везде и всюду - эти потрясающие музейные работники, библиотекари, чудесные совершенно люди в маленьких театрах, и институтах тамошних, и замечательная молодежь. И у меня нет этого ощущения такого, вы знаете, апокалипсиса - ах, куда мы идем, куда мы падаем - я имею в виду, в смысле культуры. Только надо давать пищу, и не нужно ее отбирать - вот это очень важно. Поэтому спасибо вам.

С.Г.: Да, мы тут встречались с замечательным пианистом, Юрием Богдановым, у которого просто благородная миссия - он тоже участвует в проекте, в огромном смотре - конкурсе детских школ. Потому что как сейчас по закону - отдали их все местным властям, а там уже руководитель решает, отдавать деньги, и нужен ли такой балласт, грубо говоря - музыкальная школа, или не нужен. Оказывается, во многих местах, особенно там, где далеко - он приехал из Якутии - ситуация, конечно, удивительная. Дети поют, занимаются. Проблема уже может быть в другом - в том, что не хватает преподавателей. Но то, что местные власти - сейчас он будет в Приморье, посмотрим, как там в этом плане - но все-таки что-то такое на весах преобладает.

А.Г.: Кстати говоря, это замечательно, что вы вспомнили вот эти музыкальные школы. Они, бедные, порой влачат жуткое существование. А как это важно детям! Вот семья самая обычная, приводит в музыкальную школу своего ребенка - это же совершенно замечательно.

С.Г.: 742-90-42 телефон прямого эфира, в разговоре об Общественной палате мы ждем мнения наших радиослушателей. На Русской службе новостей сегодня член Общественной палаты, писатель-публицист Алла Гербер. Ну что ж, давайте послушаем звонок на первой линии - здравствуйте!

Слушатель: Добрый день.

С.Г.: Представьтесь, пожалуйста.

С.: Алла - можно так вас называть?

А.Г.: Да, пожалуйста.

С.: Скажите, пожалуйста - я задаю вам вопрос как правозащитнику. Скажите, пожалуйста, что у нас творится в Ингушетии? Там просто идет какое-то непонятное явление, просто уничтожение русских. Что-то не слышно правозащитников - были сначала какие-то публикации, а сейчас вообще все это затихло. Зязиков там, по-моему, вообще со своими обязанностями не справляется никак.

А.Г.: Да, вы совершенно правы. Я вынуждена с этим согласиться. Спасибо вам большое, это хороший умный вопрос.

С.Г.: Да, спасибо за вопрос.

А.Г.: Вы знаете, туда ездят наши товарищи - я знаю, что и Тишков ездил туда, в Ингушетию. Там ситуация очень сложная, и дело не только в русских жертвах - они друг на друга, и на соседей, и на тех, кто рядом, и не рядом - там очень напряженная ситуация, я бы сказала, просто маленький вулкан, который взрывается каждый раз, и гибнут люди. И ситуация настолько не проясненная, насколько не открытая с точки зрения информации - что невероятно. И так как я буду в этой самой группе по южному округу, то я обязательно - пусть это горячая точка, это понимаю прекрасно - но я для себя ее не понимаю. Вот я честно вам говорю - я могла бы сейчас наговорить кучу слов - но я для себя ее не понимаю. А за ваш звонок большое вам спасибо, просто большое спасибо.

С.Г.: Спасибо, действительно. Ну что ж, уважаемые радиослушатели, присоединяйтесь к разговору. Мы сегодня пытаемся выяснить, какая же будет Общественная палата сейчас - а вам она как представляется? Я не думаю, что вы предыдущее время наблюдали за ее работой, так же, как наши граждане - вот.

А.Г.: Я наблюдала или не наблюдала - я просто общалась - я уже сказала, и не хочу повторяться, с каким-то людьми, которых я знаю, которым доверяю. Я знаю, что сейчас много учли из недостатков первой палаты. Все-таки это был первый блин, он всегда комом, и был очень плохой аппарат, как мне говорили. Сейчас как будто бы очень хороший аппарат, хороший руководитель этого аппарата - ну, всё посмотрим. Я думаю, что должны работать комиссии, и не надо никакого масштаба. Она будет, конечно, когда-то собираться, будут какие-то общие заседания - но главное, чтобы работала комиссия, и чтобы у комиссии было точное понимание, что она должна делать. Вот так я это понимаю.

С.Г.: Но вы же не будете так спокойно сидеть на заседаниях.

А.Г.: Да в том-то и дело, что я не буду сидеть на заседаниях. У меня будет определенная программа - у меня уже есть программа, я уже туда иду не с пустыми руками. Я собираюсь принимать участие в разработке вот этого проекта, который был совершенно пустой, никакой, и деньги, я знаю, были даны большие, была президентская программа толерантности, о которой ну просто, знаете, не хочется грубых слов употреблять - просто она погибла. А это очень серьезная вещь, и к ней надо привлечь светлые умы нашей России, уважаемых людей. Это абсолютно просвещенческая программа, если хотите, это проповедническая программа, и самые лучшие люди, какие еще есть в этой стране, должны быть к ней подключены. Это очень серьезное и большое дело. И я надеюсь, что я хочу по линии культуры - я же много езжу - к сожалению, наши фильмы, хорошие фильмы, не доходят до нашей провинции абсолютно. Там показывают только такие боевики. Я не против, пусть кино будет разное и всякое, но, к сожалению, нет настоящей пропаганды хорошего кино. Ведь было когда-то бюро пропаганды, оно замечательно работало. Я не боюсь этого слова - пропаганда - это не обязательно надо связывать с советской идеологией. Но мы ездили, мы возили хорошие фильмы, и все ждали этого. И мне кажется, мы должны что-то делать, чтобы хорошее кино доходило до нашей провинции. Там его нет, вообще нет - его там никто не знает.

С.Г.: Вот кстати, основываясь на своем опыте, вы кого-то рекомендовали в Общественную палату? Сейчас ведь где-то что-то выбирают - нет?

А.Г.: Нет, я никого не рекомендовала, честно вам говорю. Не потому, что меня никто не спросил, а потому, что я не знала, что это входит в мои функции.

С.Г.: То есть, в принципе это было бы возможно?

А.Г.: В принципе, конечно, безусловно. Вот вы мне сказали - я сейчас, кстати говоря, подумаю.

С.Г.: А кто, на ваш взгляд, оказался бы рядом и достоин был бы побороться, быть правозащитником в полном смысле слова?

А.Г.: Ну, правозащитники замечательные, лишь бы они согласились - это тоже непростая задача. Правозащитник считает себя человеком независимым, и он не хочет идти. То, о чем я говорила - что и у меня это вызывало некие сомнения. Но я была бы счастлива, если бы в Общественной палате были такие люди, как Людмила Михайловна Алексеева, как Лев Пономарев, как Светлана Ганушкина, как Симонов Алексей - это было бы замечательно, если бы они там были. Вот таких людей я бы хотела, чтобы они были в палате, потому что они истинные правозащитники.

С.Г.:Дадим возможность высказаться нашим радиослушателям. 742-90-42 - телефон студии, прямого эфира Русской службы новостей. Сегодня в этот час у нас в гостях писатель, критик, публицист, президент всероссийского центра "Холокост", Алла Ефремовна Гербер. Людмила Александровна, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотела задать вот такой вопрос - вот вы сейчас сказали, Алла Ефремовна, что вы не против кино, пусть будет разное кино. Но всему ведь есть предел, правда? Не делается ли каких-то мероприятий, или каких-то попыток изменить программу, то, что показывают на НТВ? Ведь вы посмотрите, это же просто школа для начинающих преступников. Там ведь совершенно нет каких-то хороших, добрых, нежных фильмов, а сплошные преступления, убийства, кровь - это же просто страшно, что делается. Ведь сейчас случилась эта беда в колонии - ведь наверняка насмотрелись и дети таких фильмов, научились всё это делать, и вот отсюда все наши преступления, растет детская преступность у нас. Ведь надо, наверное, какие-то меры принимать, так же нельзя дальше.

А.Г.: Спасибо большое. Вообще проблема программы телевизионных показов, сериалов - это отдельная проблема, и я готова как-нибудь просто прийти сюда, в эту уважаемую студию, и поговорить. Вообще это действительно очень серьезная проблема, что-то да, что-то нет. Я, например, видела фильм очень страшный - и фильм потрясающий, "Груз 200". А на самом деле там очень страшно, если смотреть, и если так подходить. А есть просто бездарное кино, и его очень много, бездарные сериалы. Поэтому вы о них и говорили - где для того, чтобы держать зрителя, просто убивают, просто насилуют, чем больше крови, тем завлекательнее. Но это отдельный разговор. А думать об этом вообще - не то чтобы запрещать, вы знаете, я все-таки человек, активно ненавидящий цензуру и ненавидящий всякие запреты. Поэтому это надо просто думать, надо говорить понимать, и вместе с телевизионным руководством понимать, что делать дальше. Потому что это не только ваше мнение, это мнение многих уважаемых людей, и мое в том числе.

С.Г.: А когда уже соберетесь все вместе, когда уже будете избраны?

А.Г.: Вся эта процедура избрания закончится в конце декабря, а в начале января, по-видимому, будет какое-то общее заседание, а потом уже мы будет работать по комиссиям.

С.Г.: Тогда мы запланируем нашу следующую встречу, чтобы мы могли так вот активно поговорить.

А.Г.: Чтобы хотя бы что-то, да.

С.Г.: Чтобы был предметный разговор.

А.Г.: Дайте мне хотя бы, я не знаю, два месяца - на конец февраля.

С.Г.: Вы человек беспокойный, там у вас даже раньше получится.

А.Г.: Ну давайте в начале - месяц-то точно нужен, чтобы я разобралась.

С.Г.:Спасибо всем нашим радиослушателям, спасибо всем, кто принимал участие в сегодняшнем разговоре, в разговоре об Общественной палате. Мы говорили о том, как все-таки она сейчас сформирована, что ждем, какие перспективы. И вот в членах Общественной палаты теперь оказалась наша гостья - писатель, критик, публицист, президент всероссийского центра "Холокост", Алла Гербер. Алла Ефремовна - сил, энергии у вас не отнимать, поэтому будем рядом.

А.Г.: Спасибо большое.

С.Г.: Спасибо.

http://www.rusnovosti.ru/program_reports/21247/
19.10.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован