22 марта 2007
3784

Бизнес-элита пытается излечиться от эгоизма

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский это жаркое лето проводит в Москве. Готовится к очередной встрече с Владимиром Путиным, которая намечена на начало осени. Сейчас вырабатывается общая позиция РСПП по повестке этой встречи. В преддверии события Аркадий ВОЛЬСКИЙ дал интервью "ОГ".

- Аркадий Иванович, какие вопросы на этот раз будут поставлены бизнес-сообществом перед президентом?

- Повестка дня пока полностью не согласована с президентской стороной. Обычно президент заранее дает нам пищу для ума. В прошлый раз поставил вопрос о реформе банковской системы, и мы создали для разработки предложений рабочую группу, которую возглавил Александр Мамут. Тогда же президент поднял проблему либерализации валютного регулирования - и в РСПП рабочей группой под руководством Кахи Бендукидзе также были подготовлены конкретные предложения и дополнения в действующие законы.

Ждем предложений и в этот раз. Инициативы президента исключительно важны, особенно по ключевым экономическим вопросам. Вспомним, что в США во время "великой депрессии" президент Рузвельт на колясочке въехал в Конгресс, и спустя двадцать дней были приняты законы, которые помогли поднять страну. Это законы о банках (которых в результате осталась одна треть), о федеральной резервной системе, о честности и о федеральной контрактной системе (то есть о госзаказе).

- А что хотело бы включить в повестку дня руководство РСПП?

- Мы хотим на встрече с президентом в первую очередь обсудить проблему "утечки мозгов" за рубеж. В США уже работают более 130 тысяч наших интеллектуалов: специалистов в области высоких технологий, математиков, программистов. Германия готова принять 50 тысяч специалистов из России. Сейчас в наших научных институтах остались практически одни старики. Когда они уйдут, кто же будет двигать науку в стране? Немало бизнесменов осознают опасность такого переманивания лучших умов. Так, Потанин поддерживает умных ребят чуть ли не со школы, ввел для них 1500 именных стипендий.

Второй вопрос, который мы готовим для встречи, касается взаимодействия с русскоязычной диаспорой за рубежом. Поднимать и Китай, и Польшу помогали уехавшие за рубеж соотечественники: они привозили на родину технологии и вкладывали средства. Российская диаспора - одна из крупнейших. Мы друг другу не чужие. Поэтому надо с диаспорами работать.

И третий вопрос - это функционирование федеральной контрактной системы. Должна быть четкая промышленная политика и государственный заказ на поставки важнейшей продукции. При этом размещение госзаказа должно проводиться на открытых конкурсах, участники которых будут стремиться сделать лучше за меньшую цену.

- Госзаказ - это подарок "красным директорам" из оборонки?

- Экономические цели всего крупного бизнеса - государственного и частного - одни и те же, хотя методы их достижения разные. Есть руководители, которые привыкли работать в условиях Госплана. А есть и те, кто вполне освоился с законами рынка. Рем Вяхирев, Вагит Алекперов, Каха Бендукидзе - они ведь тоже из директоров, но мыслят категориями рынка. И я бы не сказал, что "рыночников" не интересует государственный заказ. Федеральная контрактная система должна существовать не только в "оборонке", но и в других отраслях. Это, так сказать, направляющая государственной политики, ее система приоритетов. Если в стране нет инсулина, то, скажем, полет на Марс может подождать, а госзаказ должен быть направлен именно на производство инсулина.

- Специалисты в области экономики, в частности Егор Гайдар, заявляют: "Что хорошо для крупного бизнеса - хорошо для России". Почему именно интересы крупного бизнеса ближе всего к интересам государства?

- Я бы не стал придерживаться такой жесткой формулировки. Просто традиционно философия промышленной политики в СССР основывалась на приоритете крупных производств. Считалось, что под одной крышей надо делать все, что нужно предприятию для производства его продукции, и при том содержать большое число работников. Например, на ГАЗе трудились 175 тысяч человек. В этом случае, действительно, судьба страны зависела от ситуации на предприятиях-гигантах.

Однако во всем мире построение бизнеса идет иначе: вокруг крупного предприятия создается множество мелких и средних структур, которые обслуживают его интересы - предприятия-флагмана. Вокруг "Дженерал Моторс" 200-300 фирм, которые производят всевозможные "мелочи" для автомобилей. Получается, что развитие бизнеса определяется суммой интересов крупных, мелких и средних фирм.

- Значит ли это, что у среднего бизнеса нет своих собственных интересов, что они полностью совпадают с интересами крупного?

- Разделение по масштабам бизнеса в общем-то условно, хотя некоторые считают, что средний бизнес нужно отдельно организовывать и руководить им. В принципе, я не против структур, объединяющих средний бизнес, только пусть они сформулируют свои задачи, если считают, что эти задачи отличаются от наших.

Сегодня предложения, продвигаемые крупным бизнесом как своеобразным "локомотивом", отражают интересы и среднего, и мелкого предпринимателя. Примеры: снижение ставки налога на прибыль, предложения по реструктуризации задолженностей компаний по налогам, сокращение числа лицензируемых видов деятельности, наконец, согласованный вариант Трудового кодекса.

- Члены РСПП неоднократно подчеркивали, что их союз далек от политики. Однако есть политические вопросы, которые затрагивают интересы всего бизнес-сообщества. В частности, перспектива вступления в ВТО. Имеется ли у членов союза единая позиция по этому вопросу?

- Единой позиции по конкретным вопросам вступления нет. Сейчас рабочая группа РСПП собирает мнения и предложения отраслей и предприятий, и к осени они будут обобщены. Процесс вступления в ВТО любой страны вообще не быстрый, в Европе он решался в течение 15 лет. Я считаю, что и мы не должны торопиться. Главное - определить такие условия, которые не дадут экономике рухнуть. Например, отмена таможенных пошлин на ввоз импорта может "ополовинить" бюджет страны. Кроме того, некоторые наши товары дешевле западных, поэтому если нас заставят подтянуть цены до общемировых, мы от этого не выиграем. Я думаю, что надо в ходе переговоров выторговать для нашей страны приемлемые условия вступления. Как говорится, с оттяжкой срока приговора.

- Многие из новых членов РСПП, которых раньше называли олигархами, тяготеют к масштабным размышлениям о будущем России. Какой сценарий им ближе: либеральная Россия или страна госкапитализма?

- Вообще бизнесмены более склонны думать о личном бизнесе, чем о совместном будущем. Однако то, что немало бизнесменов дискутируют о перспективах страны в целом, заслуживает всяческой похвалы. Думаю, конкретный сценарий нашего будущего пока только рождается. Бизнес-элита еще в полной мере не преодолела своего эгоизма, поэтому предприниматели должны научиться думать об общих интересах, делать добрые дела для всех. Движение крупного бизнеса в госуправление только начинается. Надо посмотреть, куда поведут свои регионы те из предпринимателей, кто пошел в губернаторы, а уж потом делать выводы.

- Вы строго о них судите. Не посещает ли в связи с этим ваших состоятельных подчиненных желание поменять вас на кого-нибудь более покладистого?

- Президента РСПП избирает правление, оно же решает вопрос о его смене. Поэтому с этим вопросом вам лучше обращаться не ко мне. Сейчас, мне кажется, намного важнее другие проблемы: насколько плодотворной будет наша встреча с президентом, какие результаты принесет деятельность рабочих групп РСПП и что в конечном итоге получит от нашей работы реальная экономика.

Елена ТОКАРЕВА
"ОБЩАЯ ГАЗЕТА"
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован