07 ноября 2012
273

Бронтой Бедюров: Я не вправе оглядываться на власть, согласовывать и получать высочайшее одобрение

Агентство «ФедералПресс» опубликовало 7 ноября 2012 года интервью Эл башчы алтайского народа Бронтоя Бедюрова. Это, пожалуй, первое его столь обстоятельное интервью после избрания на должность духовного лидера алтайцев. В нем он делится своими мнениями о том, как должен развиваться Горный Алтай, его туристический сектор, энергетика горных регионов, а также говорит о необходимости воссоздания Западно-Сибирского края.

— Бронтой Янгович, выступая 26 сентября на митинге в честь открытия музея имени Анохина, вы предложили присвоить аэропорту Горно-Алтайска имя Владимира Путина. Досталось вам же после этого от оппозиции. Сейчас вы не жалеете о своем предложении?
— Волков бояться – в лес не ходить! Да, пошумели местные витии, пошипели себе всласть. Это хорошо, что они таким образом все и проявились, повылезли на свет. Я ж прекрасно понимал, что этим неожиданным предложением застану врасплох всю камарилью, хотя вызову огонь на себя. Однако «оппозиция» – это вами громко сказано о злопыхателях у нас в республике. Если эти анонимщики интернетные на дух не выносят президента России и его имя, так бы открыто, честно высказывались как политические оппоненты, а не лили грязь и не источали яд. А то уже зашлись в крике, бьются в истерике. И что изменили они тут? Меня дискредитировать? Кишка тонка.
Что касается людей из других регионов, исключая действительных «болотников», то они попросту не знают нашей внутренней ситуации, не ведают, не понимают, в каком суровом краю мы живем, где так называемая Швейцария только три месяца в году, какие у нас дела-заботы, проблемы и трудности.
Да, это и впрямь выдающееся событие, когда наконец-то спустя 20 с лишним лет у нас заработал аэропорт, понимаете, единственный на всю немалую территорию республики! А новая взлетно-посадочная полоса, способная принимать большие самолеты? Нам самим тут еще непривычно, необычно воспринимать на слух и на глаз словосочетание «авиарейс Москва – Горно-Алтайск!». Народ местный мало летает, увы, пока толком не осознал, что означает данный факт, так же как и открытие по существу нового музея, своего рода Эрмитажа для Республики Алтай. Это все чудо для нашего захолустья, некогда аппендикса Западной Сибири. Да и я сам как-то свыкся за эти годы, что у нас нет и не будет своей авиации, все задавили компании-гиганты. И на тебе! Хотя во времена моей юности в нашем краю существовала такая крылатая мечта. Один из наших учителей, славный человек, лектор и профессор Сергей Сергеевич Каташ говорил вдохновенно, взахлеб, заряжая неуемным оптимизмом своих студентов на занятиях и слушателей на лекциях, что когда-нибудь да появится прямой рейс к нам из Москвы, и не просто, а международный: Москва – Карлушка – Пекин – Рио-де-Жанейро! И услышав название крошечного поселка, возле которого ныне вырос наш аэропорт, все дружно и радостно смеялись, не смея поверить мечтам-фантазиям учителя, как чудесной сказке на сон грядущий. Ан нет, все потихоньку начинает сбываться. Не побоюсь сказать, что мы тот регион, у которого все еще впереди, ведь мы и впрямь посередине между столицами двух великих стран – России и Китая, как отмечали отечественные исследователи аж 150 лет назад.
Да, в те далекие советские времена существовала местная авиация, которую сейчас только-только начали восстанавливать. Я помню, как люди гордились, что можно было из Кош-Агача или Усть-Коксы, пока там варится мясо, слетать в Горно-Алтайск, для того чтобы попить жигулевского пива, и махнуть назад к столу. В Новосибирск можно было долететь за 50 минут. Я сам в середине 70-х годов слетал раз в Новосибирск таким макаром, когда туда привезли картину Николая Рериха «Победа», на которой изображен русский богатырь, поразивший змея, на фоне белоглавого Хан-Алтая. В течение дня слетал, посмотрел картину, созданную великим художником-мыслителем в 1944 году, в разгар страшной войны, с мечтой о грядущей победе, и вернулся обратно.
Вдумайтесь, в республике два десятилетия не было действующего аэропорта. В те времена, похоже, существовали какие-то лимиты, ограничения на выезд за пределы области, и возможностей выехать автотранспортом в Барнаул или Новосибирск было немного, в соседние регионы чаще всего мы летали самолетами. Так что возобновление деятельности аэропорта столицы Республики Алтай – Горно-Алтайска, который теперь может принимать среднемагистральные самолеты, безусловно, большое событие. И в этом немалая заслуга правительства РФ.
Я даже не знал, что районный совет ветеранов поддержал идею присвоения аэропорту имени Путина. Могу подтвердить, что, предлагая присвоить аэропорту имя действующего президента, я прекрасно понимал, что всем не угодить, особенно нашим ворчунам, критиканам, и ставлю в сложное положение местное руководство. Чего греха таить, среди местного населения есть такая страта, которая всегда и всему будет устраивать обструкцию. Злой и мелкий, неверующий ни в какой позитив, с эдаким обывательским душком слой людей. Однако, скажем прямо, эти интернетчики далеко не отражают мнения даже меньшей части местного общества, а всяким уличным опросам, которые устраивают некоторые газетенки, пытаясь настроить людей против властей, мы знаем цену.
— А вы в курсе, что ваш предшественник на посту Эл башчы Борис Алушкин некоторое время назад выступал с инициативой назвать аэропорт в честь священной горы Бабырган? Даже спикер Госсобрания Иван Белеков поддерживал эту инициативу.
— Нет, не в курсе. Хотя, думаю, и это предложение имеет место быть. Почему бы аэропорту не называться Бабырган в честь богатыря из наших легенд? Тем более что это поклонная гора многих родов-племен. Так что любая точка зрения и всякое предложение имеют право на существование. Пусть собирают, изучают, рассматривают, выбирают. А шипеть из-под колодин или лаять на луну – это пустые звуки. Они думают, что я читаю их невежественные писульки, переживаю и мучаюсь? Помните, хвалу и клевету приемля равнодушно, не оспаривать глупцов? Презрение, и ничего больше. Даже этого много.
— Но руководство аэропорта холодновато отнеслось к этой идее, а в республике заговорили, что сама гора находится на территории Алтайского края.
— Да уж. Арарат тоже находится на сопредельной территории, но остается священным для армян.
— Вам не обидно, что инициатива с названием аэропорта оттенила другую часть вашей речи на открытии музея? Ведь это было, по сути, первое ваше публичное выступление в качестве Эл башчы, где вы, по сути, пытались представить свое понимание роли Алтая в мировом культурно-цивилизационном контексте.
— Знаете, на обиженных воду возят, а я давно не розовощекий романтик. Это в брежневские времена мне за инициативу нацепили бы медальку, а тут нет, едва ли и с тыла прикроют, вот и защищай, поддерживай президента своей страны. Семь раз отмеришь, сто раз подумаешь, прежде чем выступать. Я ведь вовсе не из тех беспозвоночных, как кто-то вообразил себе. У меня своя позиция и своя линия всегда. И я не вправе ни на кого оглядываться, согласовывать, получать высочайшее одобрение.
Да, действительно, основной пафос моего выступления был посвящен тому, что мы –  самостоятельная и самодостаточная цивилизация. При этом я имел ввиду не столько одну Республику Алтай, сколько всю Сибирь, Россию как северную часть Евразии. Я развивал те постулаты, которые содержались в моих выступлениях в начале июня на общественно-политических и научных мероприятиях в связи с 90-летием Ойротской автономной области. Для меня статус Эл башчы – это лишь некая новая ступень в той творческой, по сути духовной (не религиозной!) просветительской деятельности, которой я и так занимаюсь всю сознательную жизнь как национальный деятель, представляющий свой народ, свою историю и культуру на одной шестой части Планеты Земля. Но наши проблемы надо видеть в контексте развития в целом Сибири и всей страны, с учетом нашего непростого местоположения на стыке больших миров.
Сегодня, думаю, практически всем понятно, что промышленное развитие для Республики Алтай в контексте всего региона Западной Сибири противопоказано. И не только в силу наступившей на планете постиндустриальной эпохи. Наша республика в силу природно-климатических и хозяйственно-экономических особенностей всегда будет отличаться от других как самобытный горный регион, и так повелось с древнейших времен. И даже если мы провозгласили у себя развитие туризма и хотели бы добиться на этом поприще определенных успехов, то это вовсе не значит, что данное направление не требует определенных корректировок. Еще как нужны исправления погрешностей, выправление стиля. Мало провозгласить, пустив на самотек, а надо его готовить как серьезный вектор развития экономики, создавая реальную инфраструктуру, материальную и бюджетную базу. Ведь дивидендов в бюджет республики от туризма пока кот наплакал.
И чему мы радуемся, как дети малые, что республику ежегодно посещают по 1 миллиону 300 тысяч туристов, когда эта огромная масса людей вытаптывает наши земли, оставляя после себя горы мусора и хлама. И чтобы они не становились стадами слонов, их пребывание надо упорядочивать, вводя в русло, как это делается в соседнем Китае и Монголии. Сама природа, климат и география республики подсказывают, что здесь надо сделать упор на появление целой сети санаториев, здравниц и других форм оздоровительного туризма. Стоит вспомнить опыт создания противотуберкулезного санатория в Чемале, поныне успешно действующего, где в свое время трудилась опальная жена всесоюзного старосты Михаила Калинина, заметившая оздоровительную силу горных лесов Алтая. В перспективе я вижу аналог Кавказских Минвод на востоке страны. Соперничать с нами может только Байкальский регион. Точнее, дополнять и развивать.
— Разве ваше мнение о том, что промышленное развитие Горному Алтаю противопоказано, не требует аргументации?
— Безусловно, да, требует. Я против устаревших, «грязных» индустриальных проектов, и вместе со мной за это весь Алтай.
Уверен, что, например, энергетику в республике необходимо развивать, и как можно быстрее. Только надо помнить опыт прошлых десятилетий. Неприемлема была не сама по себе Катунская ГЭС, против строительства которой выступила общественность всего Советского Союза. Возмутили тогда масштабы создания гигантского железобетонного тромба в центре Алтая, с появлением которого в Майминском, Шебалинском, Чемальском да и Онгудайском районах республики изменились бы климат и другие естественные процессы живой природы. Тогда Катунскую ГЭС рассматривали в контексте единой энергетической системы СССР, что было не для нас. А для наших местных, малых нужд сгодился бы наш золотой Алтын-Кель – Телецкое озеро. Проект, который рассматривает озеро как естественное водохранилище, и плотина служила бы мостом на Иогач. Съездите в Женеву, сравните, как гудит под сводами площади Рона, вытекающая из озера, как и наша Бия. Сами реки Алтая подсказывают нам, что здесь надо развивать малые ГЭС. Даже в советские времена были проекты строительства ГЭС без создания больших водных резервуаров, а сегодня технологии шагнули далеко вперед, в результате чего без вреда для природы и общества можно получать электроэнергию в самых удаленных местах на реках Челушман, Аргут или Кумир. А вот плотины на равнинах, как, например, на Волге или в Новосибирске, надо бы разгораживать или, в любом случае, модернизировать. А ветровая или солнечная энергия, которой уйма в горах Алтая? Вы были в Урумчи в западной части Китая, видели там ветряки?
Возвращаясь к проблеме создания в горах Алтая всесибирской или всероссийской здравницы, я хочу подчеркнуть следующий важный вопрос. Все это вполне нам по силам и можно сделать, только если будет налажена координация и кооперация в общей системе развития всей Западной Сибири, в рамках Обского бассейна от Алтая до Ямала. За примерами далеко ходить не надо. Вспомним, что Белокуриха, которая также является частью Горного Алтая, стала быстро развиваться благодаря поддержке из Кузбасса. И таких примеров межрегионального сотрудничества много. Но это ведь только начало.
А для всеобщей координации необходимы некоторые реформы политико-административной системы России, где нашлось бы место для реконструкции Западно-Сибирского края, который здесь существовал 75 лет назад. Что отмечали в сентябре в Новосибирске и Барнауле? Три четверти века образования Новосибирской области и Алтайского края. Но на самом деле их разъединение! Печалиться надо бы. Думаю, что все попытки по укрупнению регионов, которые проводились в последние годы, безусловно, стоит считать профанацией. Воссоздание Западно-Сибирского края, где каждый субъект Федерации оставался бы самостоятельной единицей, было бы правильным решением.
Да, известно, что в настоящее время существует Сибирский Федеральный округ, но полномочный представитель президента не принимает решений, поскольку не обладает необходимыми полномочиями. Почему нельзя дать сибирскому полпреду полномочия вице-премьера, как это было сделано для Северо-Кавказского федерального округа? Уж Сибирский-то округ в любом случае и покрупнее, и поважнее с хозяйственно-экономической части для Федерации. С точки зрения проектов развития страны в целом. Но, думаю, к этому разговору мы должны вернуться несколько позже как к особой теме.
Источник: https://www.gorno-altaisk.info/news/18759

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован