Эксклюзив
Комаров Юрий Михайлович
19 октября 2015
2356

Что представляла собой сельская больница?

Комаров Ю.М. доктор меднаук, проф., засл.деят. науки РФ, член Бюро Исполкома Пироговского движения врачей, член Комитета гражданских инициатив

  Даже вроде бы бескровная февральская революция в России была построена на обмане народных масс. Ее спровоцировали широко распространившиеся в правительственных кругах масоны во главе с Гучковым и Некрасовым, среди которых было немало представителей ГД, входивших в разные партии. Они все сделали для подъема недовольства рабочих масс, в то время как большевики были либо в эмиграции, либо в ссылке. Они же спровоцировали беспорядки 23 февраля 1917 г. в Петрограде и в качестве повода выдвинули недостаток хлеба. Между тем, в городе запасов ржаной и пшеничной муки было 50 тыс. пудов, и если дневная норма отпуска составляла 3.5 тыс. пудов, то только городской муки хватило бы на 14-15 дней. Однако забастовка разрасталась под действием воззваний заговорщиков, слухов и сплетен, что привело к смене власти. Совсем иной, кровавой была Октябрьская революция с последующей гражданской войной, разрухой и уничтожением огромного числа россиян. В СССР большой террор начался не в 1937-38 гг., а значительно раньше, и об этом мало известно, еще в 1930 г., когда на селе проводили насильственную коллективизацию, обдирая крестьян до нитки, с закрытием и разграблением церквей и мечетей. Естественно, вспыхнули восстания в Сибири, на Кубани, в Тамбовской области и других местах, которые были жестоко подавлены, в том числе с применением химического оружия, и села утопили в крови.  Тогда же стали создаваться первые в России концлагеря. А потом были расстреляны и сами подавители. Думаю, что с тех пор сельское хозяйство страны, в развитие которого так много усилий вложил П.А.Столыпин, уже полностью не могло оправиться, хотя к 1970-м годам положение в нем несколько улучшилось, а после 1990 г. началось его разорение и запустение.

Из оборота выведено 93 млн га сельхозугодий и лугов, а 40 с лишним млн. га заросло чертополохом, бурьяном и мелколесьем. Зарастали также заброшенные деревни и забытые дороги. В результате бесхозяйственности получается, что, имея множество разнообразных ресурсов, ничуть не хуже образование (главным образом, школьное в прошлом), 9% мировой пашни, 52% чернозема, 20% мировых запасов пресных вод, главным образом в Байкале, 25% древесины, наш народ в своем большинстве живет гораздо хуже, чем в других странах. Из общей площади земельного фонда в 1709.8 млн. га на сельхозугодья приходится 403.2 млн. га- 23.5%. Из них в частной собственности находится 123 млн. га, а под дачное и индивидуальное строительство занято 19.2 млн. га, т.е. всего 1.1% земельного фонда. Отсюда следует, что основной собственник земли в стране- государство, и  чиновники используют эту собственность для продажи под коттеджные поселки и дворцы, особенно в пригородных зонах. За последние 20 лет посевные площади сократились с 119.2 до 77.9 млн. га, т.е. на 34.6%. Производство мяса и молока за тот же период снизилось соответственно в 2.2 и 3.5 раза, поголовье крупного рогатого скота- в 3.7 раза, овец и коз- в 7.1 раза, сбор зерна упал с 117.9 млн. т. до 60.9 млн. т. В США 53.4% сбора зерна приходится всего на 5 штатов (Северную и Южную Дакоту, Канзас, Вайоминг и Монтану), а в России пять регионов- Краснодарский, Ставропольский и Алтайский края, Ростовская область и Республика Татарстан- дают ровно треть сбора зерновых культур. Ими бесполезно засевают даже Ленинградскую область, дающую всего 0.1% сбора зерна. Все это говорит о не совсем верном использовании земельных богатств. В результате сельская местность запустевает. Правда, в последнее время стало вынуждено больше уделяться внимания собственному производству продуктов питания. Однако, процесс запустения продолжается и Россия теряет по 2 населенных пункта в день, а всего за 20-летний период полностью обезлюдело 150 тыс. сел и деревень, а в 85 тыс. поселений живет менее 50 человек. С развалом совхозов и колхозов шансов выжить у сел не было, поскольку фермерство так и не получило должного развития из-за невнимания к этой проблеме со стороны государства. Дрова на селе найти и довезти- проблема, техника для огорода- не по карману, держать скотину разорительно из-за дорогих кормов. Молодежь уезжает, оставшиеся- спиваются, работать негде, все вокруг разваливается, поля зарастают сорняками. Если раньше между селами и райцентрами было хоть какое-то автобусное сообщение, в села по графику выезжали промтоварные и продовольственные лавки, то теперь этого ничего нет. Исследования состояния здоровья одиноких пожилых людей в сельской местности показывают, что село вымирает. И никому до этого нет дела.

 На каждого россиянина приходится 11,7 га земли, 5,9 га леса, 1,45 га воды, 1,5 га сельхозугодий, на каждого добывается в год по 2,1 тонны нефти и 4,1 тонны газа. Кстати, о таких возможностях в других государствах можно только мечтать. Во Франции, где пахотной земли на каждого человека приходится в 10 раз меньше, потребление овощей каждым человеком в год на 60 кг больше, а мяса - на 40 кг больше и т.д. В Норвегии, экспортирующей столько же нефти, уровень жизни никак не сравнить с нашим. В большинстве бывших соцстран Восточной Европы, не имеющих ни газа, ни нефти, зарплаты и пенсии намного выше, чем у нас, при более низких ценах, особенно на жизненно важные товары и услуги. А как живут люди в Арабских Эмиратах, имеющих только нефть? Как говорится, кому жить надоело, живите как мы. Правда, сотни тысяч гектаров земли у нас уже проданы Китаю и многим западным компаниям, распродается и все остальное в значительных масштабах. Действительно, с 1990-х годов на селе стали закрываться рабочие места, что породило процесс депопуляции: пожилые стали ускоренно вымирать, а трудоспособные в поисках работы переезжать в города. Село обезлюдело, многие сельские поселения вообще исчезли с карты страны. И процесс этот продолжается. Все эти данные в количественном виде хорошо известны. По сути это ведется политика на уничтожение села. Й.В.Сталин ненавидел село, но чем оно было плохим для новой власти? В результате людских потерь стали сокращаться районные и участковые больницы, ФАПы, школы,  уж не говоря о сельских библиотеках. А ведь они служили очагом культуры на селе и были как бы представителями там государственной власти. Все это лишь ускорило процессы деградации села, его запустения и поголовного пьянства в нищете.

    Сейчас, когда, можно сказать, добивается сельское здравоохранение, впору вспомнить, какими они были, сельские больницы, какую роль играли на селе. К сожалению, немногие знают (или помнят) об этом.  Из общего числа госпитализированных сельских жителей в  советское время

 на долю областных больниц приходилось только 5%, ЦРБ-40%, РБ- 8%, участковых- 47%, а амбулаторная помощь оказывалась 4% в областных консультативных поликлиниках,  поликлиниках ЦРБ- 38%, поликлиниках РБ- 5%, сельских врачебных амбулаториях-15%, в ФАПах-38%. Сейчас на федеральный уровень приходится 3.3% всех больниц, на субъектный-64.3%, на муниципальный- только 32.4%. Сельские больницы были (и остаются) трех типов: сельские участковые (на 25-100 коек в зависимости от категории и внекатегорийные- менее 25 коек), обеспечивающие стационарную помощь на врачебном участке, районные номерные больницы на 50-120 коек для отдаленных районов и центральные районные больницы с центром в городе, поселке или в крупном узловом селе на 75-400 коек. В отдельных, считанных ЦРБ коек было намного больше.  Численность коек в указанных больницах усреднена. Правда медицинская помощь сельским жителям оказывалась также в городских больницах, где для этого выделялись до 15% больничных коек, и  в областной (краевой, республиканской) больнице, которая нередко носила статус клинической больницы, т.к. служила базой для додипломного и последипломного образования. И тогда там наряду с опытными заведующими отделениями работали научные руководители отдельных клиник, и в них осуществлялось взаимодействие практических врачей с профессорско-преподавательским составом.  Эти больницы претерпели значительные изменения при министре здравоохранения СССР Б.В.Петровском. На основе постановления ЦК КПСС и Совмина СССР практически в каждом регионе были введены в строй крупные больницы на 600- 1000 и более коек, которые выполняли не только лечебно-консультативную роль, но и проводили огромную организационно-методическую работу на территории своего региона. Все это позволяло организовать 4-х уровневую схему оказания медицинской помощи на селе.

В прежние времена сельские участковые больницы 1 и 2 категории (свыше 50 коек) составляли 4% от общего числа участковых больниц, 4 категории (25-35 коек)- 17%, а больницы менее 25 коек- 70 %. Эти больницы не играли решающую роль в оказании медицинской помощи сельскому населению, на них приходилось менее половины объемов стационарной помощи и не более 15% от общих объемов врачебной амбулаторной помощи. Тогда отчетливо понимали (были грамотные и  профессиональные организаторы здравоохранения), что нельзя ликвидировать маломощные больницы, сельские амбулатории, родильные отделения, ФАПы и ФП особенно в отдаленных районах, местах с малой плотностью населения, при сложившихся дорогах и транспортных сообщениях. При этом обязательно учитывалась специфика сельскохозяйственного труда. Особенности организационных форм лечебно-профилактической помощи сельскому населению можно было разделить на 2 группы. В первую группу как раз и входила специфика труда на селе, т.е. постоянные факторы, в том числе:

-характер сельскохозяйственного труда при постоянном контакте с землей, водой, химикатами и т.д., тяжелая работа под открытым небом, отдельные отрасли сельскохозяйственного производства (животноводство, птицеводство, зерновые и технические культуры, механизация)

-особенности организационных форм (колхоз, совхоз, отделение, ферма, полевой стан, леспромхоз и др.)

-сезонность сельскохозяйственных работ и их вредность

-большой радиус фронта работ и значительные расстояния от местожительства до места работы

-численность жителей в каждом поселении, наличие дорог и транспортных сообщений.

Ко второй группе относились переменные факторы, такие как:

-неравномерность распределения ресурсов здравоохранения (прежде всего, врачей) между городом и селом, низкая укомплектованность врачебными кадрами

-недостаточное развитие специализированной помощи, низкие объемы диспансеризации и слабость всей профилактической работы, значительные радиусы врачебного участка и т.д.

Сейчас ситуация на селе значительно ухудшилась, на все сельское население (а это 26%) приходится только 5.4 % всех врачей, 11.1% всех больничных коек и, несмотря на это, больницы ликвидируются вследствие неграмотной и некомпетентной политики. Особенно неблагоприятная ситуация сложилась в Северо-Западном регионе, где население просто вымирает, т.е. смертность превышает рождаемость, а миграция не восполняет потери. В участковой больнице, как правило, отделений не было, хотя койки различались по профилю –терапевтические или общесоматические (их было большинство), хирургические, инфекционные, педиатрические, для рожениц и родильниц. В сельский врачебный участок входили участковая больница, врачебная амбулатория, ФАПы и ФП, колхозные родильные дома, детские ясли, молочная кухня, медпункты и санитарные посты в полевых станах, санитарные дружины и сформированный санитарный актив в каждом селе. Численность населения на участке колебалась от 3000 до 9000 человек, при этом, как правило, население проживало в нескольких поселениях с радиусом обслуживания в 25-30 км., а иногда и больше. В составе участковой больницы помимо врача, он же главный врач, фельдшерского, медсестринского и младшего медицинского персонала входили хозяйственные (обеспечивающие) службы, санитарный фельдшер с помощником, аптечный пункт, лаборатория. Одна должность врача устанавливалась на 25 коек, а количество коек определялось на научной основе, исходя из потребностей населения. Иногда в участковой больнице в зависимости от ее мощности работало 2 врача (чаще всего семейные пары) и тогда они распределяли между собой обязанности. За то, что обучение в медицинских вузах было бесплатным, выпускник должен был отработать по распределению минимально три года. За это отвечал вуз, куда поступала из мест распределения карточка доезда выпускника. Эта система была порушена более 20 лет тому назад и вместо нее ничего взамен не предложено. Между тем, в медицинские вузы нередко попадают случайные люди, знания сейчас нередко не получают, а покупают, а почти 30% выпускников вообще уходят из профессии. Медицинские чиновники заметались между альтернативами: либо ввести платное образование, либо создать целевой набор и восстановить систему распределения, противоречащую Конституции РФ. Между тем, решить эту проблему не сложно. Достаточно каждому абитуриенту предоставить кредит на обучение, который затем будет либо возвращен, либо отработан. Но вернемся на сельский участок.  В амбулатории были кабинеты приема врачом и фельдшером, рентгеновский, физиотерапевтический, зубоврачебный с специалистом со средним образованием, смотровая, манипуляционная. Таким образом, сельскому населению оказывалась стационарная и амбулаторная помощь, а также скорая и неотложная помощь на дому.  Графики работы амбулатории подстраивались под особенности сельхозработ. Кроме лечебной помощи населению оказывалась санитарно-профилактическая помощь: противоэпидемические мероприятия, текущий и предупредительный санитарный надзор, контроль за качеством питьевой воды из колодцев, санитарно-просветительская работа, профилактические осмотры и диспансеризация. Специалисты районной и центральной районной больниц (изредка и областных больниц) систематически осуществляли плановые и внеплановые выезды в участковые больницы для проведения консультаций и оказания организационно-методической помощи. ЦРБ и РБ оказывали медицинскую помощь прикрепленному сельскому населению и лицам, проживающим на приписном участке.    Численность должностей  врачей определялась по штатным нормативам (до 17,2 ставки на 10 тыс. населения), в структуру ЦРБ входили стационар на  5-6 отделений (кроме узкоспециализированной помощи), поликлиника с лечебно-диагностическими кабинетами, женская и детская консультация, отделения патологоанатомическое, скорой и неотложной помощи, аптека, организационно-методический кабинет, молочная кухня. Несколько в уменьшенном виде это же относится и к РБ. Поскольку мне довелось в свое время поработать главным врачом сельской участковой и районной больницы, хочу рассказать о том, какие это были сложные механизмы. Во-первых, мне сразу же не повезло, т.к. одна из больниц, где я работал, стояла на трассе. В результате проверяющие и разные комиссии у меня бывали постоянно. Нам в институте очень плохо преподносили организацию здравоохранения и медицинскую статистику, к ним клиницисты относились с явным пренебрежением. Поэтому приходилось многое познавать благодаря проверяющим. Они выясняли, что что-то нужное я не делал, мне влеплялся выговор. Но зато теперь я знал, что это делать нужно. Тогда компьютеров не было и в своем кабинете под плексиглаз я положил основные статистические данные, графики и результаты профосмотров школьников, ведущих профессий и хронически больных, график выезда на места и т.д. и т.п. Казалось бы, небольшая больничка на 35 коек, но сколько она требовала внимания, чтобы отладить весь механизм ее работы. Возьмем, к примеру, питание больных. Диет-сестрой на каждый следующий день составлялась раскладка, исходя из больных, находящихся в больнице. Она включала в себя 15 столов, в том числе различных диетических, протертых. Под это нужно было иметь запас различных продуктов. Деньги за них перечислялись бухгалтерией, а продукты привозились на телеге с 2 лошадьми. Поэтому нужно было держать конюха. Молоко и сметану доставляли в огромных флягах, мясо закупали в колхозе, крупы- в сельпо, овощи и фрукты частично были собственные (при больнице были сад, огород, картофельное поле, где нужно было работать), частично докупали в совхозах. Тогда на селе и больница, и врач пользовались большим уважение, и все старались помочь как-то больнице. Председатель колхоза-миллионера пошел мне навстречу и перестал направлять медсестер на полевые работы. Он же приобретал для больницы по нашим заявкам изделия медицинской техники. Плодопитомниководческий совхоз снабжал больницу зимой пахучими яблоками сорта снежный кальвиль. Сами мы заготавливали целебный квас из березового сока, который нам привозили бочками. На зиму солили огурцы, помидоры, квасили капусту с антоновкой. С приготовленной пищи снимались пробы мною или диет-сестрой и все это регистрировалось в журнале. Пищевые отходы шли на откорм свиней, которых разрешили содержать при больнице.  На случай дополнительного поступления больных всегда на складе или в погребе хранился запас продуктов. На то были соответствующие нормативы. Как видно, система непростая, и чтобы она работала бесперебойно, нужно было приложить немало усилий. То же самое относится к реактивам и медикаментов. Уже тогда заявочная система давала сбои. Я, зная, что мне срежут наполовину мою заявку, заявлял медикаментов в 3 раза больше необходимого, и только тогда получал то, что нужно было. У нас был аптечный пункт 3-ей категории и потому заказывались не только лекарства, но и различные материалы. Эту систему также нужно было всю от начала до конца отладить. Были немалые проблемы с медицинской мебелью, и чтобы ее получить с областной базы требовались немалые ухищрения. Даже такая простая проблема как ежегодный техосмотр двух санитарных автомобилей (Волги и Шкоды) выливалась во множество сложностей с препятствиями. Я уж не говорю о сложностях и бюрократических препонах при капитальном ремонте или строительстве, особенно чтобы получить на это разрешение и достать нужные материалы. Правда, медицинский спирт тогда был валютой и помогал открывать многие двери. Конечно, на койках больные лежали разные, с разными заболеваниями и состояниями. Но я понимал, что назначенное амбулаторно лечение жителям других сел может оказаться бесполезным и только в условиях больницы была гарантия того, что они будут лечиться и выполнять все назначения. Но таких было мало, у каждого селянина было свое хозяйство, своя живность и потому они госпитализировались неохотно. Меня выбрали депутатом сельсовета и я постоянно  чувствовал, с каким уважением на селе относились к врачу и другим медицинским работникам. Особенно в авторитете был опытный фельдшер, который, может быть из вежливости, всегда советовался со мной, недавним выпускником. Не буду описывать все манипуляции со строительством новой амбулатории, потом больница выросла до 75 коек. А когда спустя 40 лет у меня появилась возможность вновь побывать в этих местах, я много не узнал. Сельские жители перестали выращивать свою продукцию, а покупают ее в сетевых магазинах. Если раньше прямо из-под колес выскакивали куры, утки, индейки и гуси, лужи оккупировали свиньи, а рано утром и вечером мычали коровы, то теперь я вообще не увидел никакой живности. Подумать только, на знаменитый Полтавский колбасный завод поступает мясо из Аргентины. Но, особенно потрясло то, что за это время сделали с больницей. Мало того, что ее закрыли, хотя ее легко можно было преобразовать в реабилитационную больницу восстановительного лечения, так разрушили стены, вырвали окна и двери, выломали батареи отопления. Такое варварское отношение к государственной собственности далеко не лучшим образом характеризует власть. Конечно, в то время приходилось много читать, восполняя пробелы институтского образования.  Тогда я понял, что такое этапное оказание медицинской помощи. Именно тогда, сочетая прочитанное с конкретной практикой, я только начал понимать, что такое система здравоохранения вообще. В то время применительно к разным условиям  развивались 2 основные модели организации медицинской помощи: на себя (преимущественно в густо населенных территориях, когда медицинское учреждение как бы притягивало к себе пациентов) и от себя, когда при больших расстояниях медицинская помощь как бы приближалась к населению (выездные формы, санитарная авиация и др.). Естественно, были и промежуточные варианты, особенно на селе. Сейчас санитарная авиация полностью разрушена, сельские аэродромы заросли бурьяном, самолеты и вертолеты продали, опытные медицинские работники разбежались. Правда, появляются отдельные и весьма неуклюжие попытки восстановить эту службу, но, не опираясь на опыт предшественников, это сделать затруднительно. В результате на огромных пространствах Сибири и Дальнего Востока пациенты не могут получить своевременно нужную помощь. В общем и целом в свое время на селе была создана достаточно стройная  иерархическая система оказания медицинской помощи. Конечно, крупные недостатки этой системы прослеживались не только в селе, но и в городах. Но не об этом речь. Вместо того, чтобы взять все позитивное из прошлого, устранив дефекты системы, развивать ее дальше, наши медицинские чиновники по советам горе-экономистов решили ликвидировать все, что не является экономически эффективным, и все, что можно было продать. По данным А.Калининской и Л.Маликовой (2015) только за 8 лет на селе число участковых больниц уменьшилось в 21.2 раза, число коек в них в 18.7 раза, число амбулаторий в 2.9 раза, число фельдшеров- на 6.5 тысяч, количество ФАПов уменьшилось почти на 8000. Иначе, как вредительством назвать это нельзя.  А за последние годы вновь открыты только 750 ФАПов, т.е. менее 10-й части от ликвидированных, правда, с превеликой помпой, журналистами и приездом губернатора. Вместе с тем, ФЦП «Социальное  развитие села за период 2003-2013 гг. оказалась невыполненной и число вновь введенных ФАПов составило только 62.8% от запланированного (и профинансированного) количества по программе. Полагаю, что с таким же успехом эта программа будет развиваться и в последующие годы. Сейчас практически мало что делается для возрождения села (ведь до революции там проживало 87% населения), а отдельными энтузиастами- фермерами село не поднять, Однако даже им непрерывно вставляют палки в колеса, а бюрократические препоны и взятки получили невиданный размах. Что же делать в этих условиях? Вопрос непростой, и здесь нужны не мазилки и полумеры, а серьезные изменения. Во-первых, нужно вдохнуть туда жизнь, начав восстанавливать рабочие места, и тогда туда обратно потянутся люди, привыкшие к сельской жизни с ее специфическим укладом. Вообще, на Руси ранее преобладало общинное сельское хозяйство. При этом общиной осваивали засечное земледелие, когда на новых участках вырубался лес, а пни поджигались и зола от них служила какое-то время в качестве удобрения. Потом, после истощения земли переходили на другой участок. Даже дома тогда ставились «всем миром». В общине решались все насущные проблемы, община поддерживала малоимущих, погорельцев и т.д. А затем П.А.Столыпин разрешил выход крестьян из общины и поощрял ссудами, беспроцентными и безвозвратными кредитами и налогами индивидуальное предпринимательство на селе. Целыми семьями занимались от зари до захода солнца земледелием и животноводством, и Россия стала процветать. Потом революционеры обозвали их кулаками, т.е. вражеским классом, подлежащим уничтожению. Стали создаваться насильственные колхозы, совхозы и т.д. Много  было пережито на селе, всего не описать. Даже на моей памяти при Г.М.Маленкове был отменен налог с каждого плодового дерева, и их перестали вырубать. А Н.С.Хрущев разрешил иметь в придомовом хозяйстве не более 25 соток земли, все остальное изымалось и зарастало чертополохом. Кому это было выгодно и для чего это делалось? Но тем не менее вопрос остается прежним, что лучше: коллективное или индивидуальное хозяйство, или их сочетание? Но в любом случае нужно вкладывать деньги в дороги от райцентра к селам, восстанавливать разрушенное транспортное сообщение (в советское время это были дребезжащие рындваны по дребезжащим дорогам, но были!).  Для начала восстановить передвижные магазины-лавки продуктовые и промтоварные, а затем стимулировать открытие магазинов по принципу прошлого сельпо. Если на селе есть дети-школьники, независимо от их возраста, то для начала нужно создать для них однокомнатные школы (по типу американских хорошо оснащенных  One-room school), а затем оставить в селе начальную школу, чтобы малолетки не ходили бы за километры в другие объединенные школы (в т.ч. зимой и по темноте), а средняя школа может быть на расстоянии при наличии школьных автобусов. Может быть восстановление сельских библиотек следует начать с создания изб-читален и клубов? Необходимы дифференцированные по регионам медико-демографические программы. Особенно они важны для «вымирающих» территорий Севера, Северо-Запада страны и Зауралья. На грани вымирания находятся Новгородская, Псковская, Тверская и другие области. Необходимо интенсифицировать развитие сельско-хозяйственного производства в благоприятных для этого условиях. ФАПы и ФП сейчас в каждом селе не восстановить, для этого нужно иметь хотя бы 700 жителей. Как вариант промежуточный- начать готовить парамедиков? Нужно срочно восстанавливать муниципальное  здравоохранение, к ведению которого должны относиться ПМСП, оставшиеся сельские больницы и врачебные амбулатории, ФАПы и ФП, а также общие (линейные) бригады СМП. Но не скайп же проводить в каждую избу, как это предлагалось Минздравом РФ, полностью неготового к возникающим вызовам. Нужны также выездные формы на места: врачи, медикаменты, лабораторные исследования.  Как отмечалось, и в советское время участковые и районные больницы и карликовые роддома были нерентабельными, их результаты не соответствовали затратам, но они существовали в силу не экономичности, как все сейчас измеряется, а целесообразности. При этом учитывались потребности населения в различных видах медицинской помощи (они были научно обоснованными), а также местные условия и особенности. Ну, действительно, не рожать же женщинам в 21 веке в поле, перекусывая зубами пуповину? А сейчас вся эта помощь на селе становится недоступной. И поскольку заболеваемость (что общая, что впервые выявленная) регистрируется у нас по обращаемости, то вскоре наши селяне станут самыми здоровыми людьми в мире. Вот только, что делать со смертностью, наши «реформаторы» пока не решили. Правда, по наблюдениям проф. П.А.Воробьева, за Уралом смертность уже регистрируется не полностью, т.к. вместо того, чтобы умершего везти за много километров для ее регистрации, труп просто без регистрации и документов хоронят. Погосты расширяются. Вот так, глядишь, и регистрируемая смертность у нас уменьшится.

Все изложенное говорит о том, что село требует первоочередного внимания со стороны центральной и региональной власти. Без подъема села Россия существовать не сможет!

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован