18 апреля 2007
3088

К вопросу о национальном проекте

С некоторых пор в экспертном сообществе России правилом хорошего тона стали сетования по поводу отсутствия у страны национального исторического проекта (не путать с национальными проектами правительства РФ!) и рассуждения о необходимости срочной разработки такового. При этом никто из политологов и экспертов дальше этой констатации идти не рискует, что наводит на грустные мысли о том, что за душой-то у них и в самом деле ничего нет. Надо ли говорить, что политическое руководство Российской Федерации, рассчитывающее, по всей вероятности, и дальше "развивать" экономику за счет баснословных цен на нефть, не только не артикулировало такой проект, но даже не удосужилось поставить его в национальную повестку дня...
Между тем вопрос этот, действительно, наиважнейший. От его решения зависит решение множества других - стратегия развития страны на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективу; национальная безопасность и национальные интересы; темпы и способы интеграции в мировые экономическое, информационное, правовое и проч. пространства; приоритеты как внутренней, так и внешней политики и, соответственно, определение союзников, партнеров и оппонентов на мировой арене и т. д. И если для нашей страны решение всех этих вопросов является без всякого преувеличения проблемой национального выживания, то для внешнего мира - это формирование России в качестве стабильного и предсказуемого партнера.
Короче говоря, настало время сделать национальный проект предметом хотя бы общественной дискуссии. Если такая дискуссия состоится, то она и будет неоспоримым доказательством (более убедительным, чем формирование сверху очередной Общественной палаты) существования в России гражданского общества.
Как уже говорилось выше, бесполезно искать внятное изложение национального проекта в официальных документах, например, в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию РФ. Однако, если все же по крупицам собрать немногие разумные мысли, содержащиеся в поразительно разрозненных и пугающе противоречивых заявлениях первых лиц государства, подобного рода проект в общих чертах можно было бы свести к двум ключевым идеям: национальная модернизация в условиях перехода к постиндустриальному обществу со всеми его атрибутами, включая обеспечение гражданам должного качества жизни и политических свобод, и осмотрительная, но достаточно быстрая интеграция России в мировое экономическое пространство на правах равного партнера наиболее развитых стран. Причем эти две задачи неотделимы друг от друга: решение ни одной из них невозможно без решения другой. Первая задача напрямую связана с переходом России к инновационному типу развития (в противовес мобилизационному типу, который сегодня уже невозможен), а в чисто экономическом плане - с переходом к "экономике знаний", которая определяет сегодня развитие постиндустриального мира. Вторая - с обеспечением конкурентоспособности России, ее экономики, отдельных отраслей, компаний, предпринимателей и даже просто граждан РФ, о чем говорил В.Путин в своем послании (2003 г.) Федеральному Собранию РФ (и о чем он, по всей видимости, забыл), в условиях глобализации современного мира.
Сразу следует оговориться: реальная политика руководства РФ не соответствует этим декларациям. Сейчас в реальной политике Президента и Правительства РФ не просматривается ни долгосрочной стратегии развития, ни заявки на построение постиндустриального общества, ни признаков перехода к инновационной экономике, ни вообще какого бы то ни было модернизационного проекта, уводящего страну от порочной и бесперспективной модели сырьевой экономики. Обществу и всему миру понятно, что это путь в никуда. И задача состоит в том, чтобы в целом некоторые правильные, хотя и нечеткие и несистематизированные заявления перевести в реальную социально-экономическую политику. Сложная задача. Но иного пути нет.
Так или иначе, национальный проект сегодня - это инновационный путь развития, построение постиндустриального общества. Это означает, однако, необходимость следовать определенным нормам, соответствующим этому пути развития и уже успешно пройденными многими странами. И Россия должна заявить, что будет следовать этим нормам. Что же это за нормы? В общих чертах они сводятся к следующему.
- Молекулой постиндустриального общества является свободная творческая личность. Свобода не означает анархии и произвола, она ограничена Законом и личной ответственностью.
- Инновационный тип развития предполагает наличие и постоянное совершенствование социальной постиндустриальной инфраструктуры, на- целенной на расширенное воспроизводство качественного креативного человеческого капитала, которая включает в себя доступное и высококачественное жилье, медицинское обслуживание, рекреационную индустрию, образование, развитие культуры. И в этом смысле политика российского Правительства и Президента является контрмодернизационной, поскольку она антилиберальна. Коммерциализация социальной инфраструктуры уводит в сторону от подлинного либерализма, А следовательно, и подлинной модернизации, ибо не делает человека свободным в полном смысле этого слова. То же самое можно сказать о науке - как прикладной, так и фундаментальной.
- Стратегией России, таким образом, должно стать проведение осмысленной и долгосрочной технологической модернизации. Идеалом ее должна быть Технологическая Республика, страна мастеров, инженеров, ученых и менеджеров. Во внутренней политике Россия должна вести дело к формированию политической нации прежде всего внутри Российской Федерации. В области федеральных отношений она должна выступать за предоставление максимальной экономической самостоятельности регионам РФ при укреплении единого политического, экономического, правового и культурного пространства Федерации.
- Основой современного государства является гражданское общество, которое нанимает Президента и Правительство для выполнения задач, которые формулирует и вносит в национальную повестку дня само гражданское общество. Такое общество не может, однако, быть создано "сверху", например, через Общественную палату; оно должно сложиться естественным эволюционным путем в результате самоопределения свободных граждан и их объединения в негосударственные союзы и организации. Идеал постиндустриального общества - государство-корпорация, обслуживающая интересы гражданского общества, которое формулирует стратегию развития и национальную повестку дня. Такая корпорация должна быть абсолютно прозрачна и подконтрольна обществу, которое ее нанимает. А потому никакой коррупции в ней не может быть по определению. Надо ли говорить, что современное российское государство, обслуживающее не общество, а бюрократию и олигархию, весьма далеко от этого идеала.
- Сильное государство не противоречит политической свободе, а скорее, является ее гарантом. Сильное государство не противоречит экономической свободе и институтам рынка и не должно конфликтовать с ними, а должно быть гарантом собственности. Это и есть либеральное государственничество, либеральный национализм в европейском понимании.
Могут сказать: да какой же это национальный проект?! Это же проект американский, европейский, японский, но только не национальный. Но в том-то и дело, что выше перечислены лиши универсальные парадигмы инновационного пути развития, доказавшие свою эффективность применительно ко всем без исключения национальным государствам со всеми их особенностями и спецификой, вставшими на этот путь. При этом национальная специфика была сохранена, и каждая страна заняла свое конкурентоспособное место в международном разделении труда. Для России переход к инновационному типу развития будет означать высвобождение колоссальной творческой энергии, столь присущей нашему народу, именно на поприще создания новейших высоких технологий, интеллектуальных продуктов и культурных произведений. При этом, если для обслуживания "трубы" России достаточно 30 млн. чел., то "экономика знаний" позволяет обеспечить полную занятость населения, ибо научно-техническое развитие бесконечно, а человеческая мысль неисчерпаема. Разумный и хорошо продуманный переход к инновационной модели развития при известных обстоятельствах может обеспечить России - причем совсем в недалеком будущем, ведь научные школы, образованное население и современная система образования в России пока есть - место интеллектуального лидера человечества (вариант: научной лаборатории мира). Разве эта весьма и весьма амбициозная задача не соответствует величию русского духа? Разве она не может стать российским национальным проектом? И разве такой проект не сделает Россию вновь привлекательной не только для соседних стран, но и для стран всего мира?
Если за основу национального проекта принимается движение в сторону перехода к инновационного пути развития и построения постиндустриального общества, то становятся совершенно очевидными и наши внешнеполитические приоритеты.
В вопросах внешней политики следует ориентироваться прежде всего на те страны, которые уже перешли на инновационный тип развития и построили постиндустриальное общество, а также на страны, находящиеся в едином с Россией культурном и ценностном поле. Это прежде всего Америка и страны Европы, составляющие колыбель и основу христианской цивилизации. Важно настаивать на европейской идентичности России. А это значит, что Россия является неотъемлемой частью Большой Европы (в которую входят и США), и потому европейский вектор движения страны является наиглавнейшим. Одновременно не стоит забывать, что в геополитическом плане Россия является евразийской, а следовательно, и глобальной державой, что делает неизбежным ее тесное взаимодействие с основными акторами мировой политики в АТР, прежде всего с Китаем и Индией, а также стратегический союз с США по вопросам глобальной безопасности.
Такая линия, конечно, не исключает элементов здорового консерватизма в вопросах внешней политики, будь то американское или европейское направления. И жесткого отстаивания российских национальных интересов, как геоэкономических, так и геополитических в нашем диалоге с Западом.
Однако если с Америкой мы интегрироваться не можем (даже по чисто географическим причинам), то с Большой Европой - можем и должны. И другого пути у нас нет. Тем более, что и по культуре, и по основополагающим ценностям - мы одна цивилизация. Нашим главным вектором не может быть, например, Китай или мировой ислам. Мы просто другая цивилизация, входящая в семью европейских народов, чего не отрицал не отрицает ни один из серьезных историков, философов или культорологов.
Конечно, будучи в геополитическом отношении еавразийской державой, Россия обречена взаимодействовать со всеми крупными геополитическими субъектами, которые ее окружают - и с КНР, и с Индией, и с Ираном, и с арабскими странами, и с Турцией и т.д. Но такие установки, присущие нынешней внешнеполитической стратегии, как "многовекторность", "многополярность", "особый путь развития", отличный от развития Большой Европы, - следует переосмыслить. Главным вектором движения России может быть только один - Большая Европа без разделительных линий, в которой Украина, например, не стояла бы перед выбором - Россия или Европа. Аргумент о том, что "Россия слишком велика для Европы", по меньшей мере, несерьезен для ХХ1 века. Симптоматично, что даже русофоб З.Бжезинский не сомневается в европейском будущем России. В конце 2004 г. он заявил: "...будущее России для меня очевидно. Россия станет демократией и полностью повернется к Западу. Последние события на Украине ускорят эту тенденцию. Безопасность и демократические свободы России зависят от продолжающейся подниматься Европы. Конечно, то, о чем я говорю, произойдет не завтра и не в следующем году. Скорее всего в течение ближайшего десятилетия."
"Многополярный мир", на котором настаивает Е.Примаков, при ближайшем рассмотрении оказывается крайне опасным для России. Россия в своем нынешнем состоянии просто не дотягивает до того, чтобы стать одним из "полюсов" в этой конструкции, которая сама по себе стала бы весьма неустойчивой, да и просто сомнительной (ведь даже в физике полюсов не может быть больше двух). Если же Россия будет упорно претендовать на роль самостоятельного полюса (а это официальная позиция нашего МИДа: "Мы,- говорит С.Лавров,- не можем примкнуть ни к одному блоку, в том числе и к Европе"), или как предлагает А.Пушков "самостоятельного центра силы" , то с учетом необратимого демографического упадка русского народа, ее территория в обозримом будущем будет в буквальном смысле слова разорвана на куски более динамично развивающимися "полюсами". Т.е. для России это (а вовсе не потеря самостоятельности, как полагает А.Пушков ) смертный приговор. Что же касается концепта "особого пути", то он уже был не раз испробован Россией, и каждый раз приводил к национальной катастрофе. Можно, конечно, еще раз попробовать...
Интеграция в Большую Европу, которая без России не сможет существовать ни в экономическом, ни в политическом, ни в культурном, ни в военном отношении, - вот наш главный ориентир и вектор движения. Это, конечно, не означает передачу национального суверенитета Евросоюзу. Это означает другое: совместную работу по формированию объявленных "четырех общих пространств" - внешней безопасности (кстати говоря, это пространство на самом деле не может быть ограничено Европой; оно состоится лишь как евроатлантическое, т.е. как общее пространство безопасности России, ЕС и США), внутренней безопасности и правопорядка, экономического пространства и пространства культуры, образования и науки (разумеется, не ценой односторонних уступок со стороны России). Причем сами "общие пространства" - это не самоцель, а лишь платформа для решения общих вопросов и запуска совместных проектов. Именно при таком понимании возможны такие совместные проекты, как, например, развитие Калининградской области. В более широком плане необходимо уже сейчас задуматься над новым Соглашении о партнерстве и сотрудничестве (срок ныне действующего истекает в 2007 г.) с учетом вступления России через некоторое время в ВТО.
Если принять европейский вектор развития России в качестве приоритета, то нетрудно выстроить наши отношения с новыми независимыми государствами на постсоветском пространстве.
Продвигая Россию в Европу, не следует препятствовать движению в этом же направлении соседей России. Однако нельзя допускать и того, чтобы Россия оплачивала такое движение. Россия не будет принуждать соседей к вступлению в какие бы то ни было союзы с ее участием, но и дотировать их экономическое развитие за счет своего налогоплательщика тоже не будет. Россия будет иметь моральное право и практическую возможность создавать союзы на постсоветском пространстве только в том случае, если однажды станет привлекательной для своих соседей. В этом смысле так называемая либеральная империя - это не более чем выдуманная обанкротившимися отечественными псевдолибералами химера, используемая исключительно в политических целях.
Следует также признать (а по существу это уже сделал наш Президент), что проект СНГ себя изжил и не имеет будущего. И впредь Россия не будет тратить огромные ресурсы и идти на невообразимые уступки (как это было последние 15 лет) - лишь с тем, чтобы сохранить видимость какого-то союза между ней и бывшими республиками СССР. Россия больше не будет донором распавшейся империи. Отсюда вывод: России необходимо немедля выйти из СНГ и прекратить игру в "дружбу народов", в которую постоянно выигрывают лишь ее соседи, теперь Новые Независимые Государства.
При таком подходе постсоветское пространство перестает быть полем соперничества России и Запада и превращается в поле партнерства. В частности, европейские государства СНГ (Украина, Молдавия и Белоруссия) становятся полем партнерства преимущественно между Россией и ЕС; государства Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Киргизия) - полем партнерства между Россией и США (в недалекой перспективе - с участием КНР); государства Южного Кавказа - полем партнерства России, ЕС и США (с участием Ирана). Такой подход помимо всего прочего полностью развязывает нам руки для работы с оппозицией в этих странах.
Сближение и интеграция с Большой Европой, не означает, однако, полного слияния с ней. Россия должна сохраниться как уникальная ветвь европейской цивилизации. Более того. Именно этим она и интересна Большой Европе. Именно это, собственно говоря, и делает Европу - Большой. Следует помнить, что Россия, будучи неотъемлемой частью европейской цивилизации, в то же время является особым смысловым пространством. Собственно говоря, именно этим она и интересна Западу. Она - оппонент Запада в глобальном развитии в рамках единой цивилизационной парадигмы. И Россия, и Запад - лишь составные части общеевропейского, а еще шире - общечеловеческого Универсума, который не имеет ничего общего с унифицированным человечеством. В этом - философские основы российской позиции в отношении НАТО, которые ни в коем случае нельзя размывать. Согласившись с расширением западного НАТО без своего участия, Россия согласилась бы с тем, что российское смысловое пространство периферийно по отношению к западным смыслам. Подав заявку в западное (не модернизированное) НАТО, Россия признала бы, что лишена собственного смысла, своей идентичности.
Итак, важнейший внешнеполитический национальный интерес России как на ближайшую, так и на долгосрочную перспективу - это максимальное политическое и экономическое сближение с Западом (ибо законы рынка универсальны), формирование единого евроатлантического пространства безопасности (что предполагает тесное военно-политическое взаимодействие с крупнейшими странами) при сохранении собственной уникальной культурно-цивилизационной составляющей. Такая линия, конечно, возможна и в том случае, если Россия сохранит сырьевую ориентацию своей экономики - и тогда она станет интегрированным в евроатлантическое пространство сырьевым придатком Запада. Если же мы хотим быть на деле равноправными партнерами стран Большой Европы, то у нас нет иного пути, чем технологический модернизационный рывок через переход к инновационному типу развития. Только в этом случае Россия займет место в мировом разделении труда, достойное ее великой истории и соответствующее ее колоссальному потенциалу. Вопреки мнению скептиков, считающих, что Запад опасается такого развития событий и предпочитает сохранить Россию в качестве своего сырьевого предполья, мы полагаем, что Большая Европа будет только приветствовать инновационную Россию, которая войдет в качестве органической составной части в мировое технологическое пространство. Хотя бы потому, что ее перспективы станут совершенно понятны и предсказуемы.
И в этом смысле представленный выше национальный проект России - при умной политике с нашей стороны - может и должен стать международным.


------------------


Коммерсант, 27.12.2004.
Кремль.орг,4.07.2005.
Там же.


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован