18 апреля 2007
3072

Как мы дружим с украинцами

"Газовая война", вспыхнувшая межу Россией и Украиной в конце 2005 - начале 2006 года (которая, кстати, далеко не завершена), вновь показала, насколько непростыми являются наши отношения с "братским" государством.
Высветила она и совершенно четкую и определенную стратегию Украины: двигаться подальше от нас в сторону евроатлантических структур безопасности и экономической интеграции при том, чтобы это движение оплачивала бы... Россия! Наш Газпром может сколь угодно долго трубить о своей "победе". Факт остается фактом: Украина получает теперь газ из России по устраивающей ее цене - не в 230, а в 95 долл. за 1000 куб. метров.
При этом из конфликта Украина вышла "белая и пушистая", да еще с ореолом "жертвы" российского "империализма", а Россия в очередной раз оказалась в положении европейского пугала и к тому же "безответственного" и "ненадежного" поставщика энергоносителей.
По прошествии горячей фазы конфликта у серьезных аналитиков нет уже никаких сомнений в том, что украинские политики заранее, еще по крайней мере в ноябре прошлого года, согласовали свою линию поведения в отношении России и с Брюсселем, и с Вашингтоном. В результате наших политиков в очередной раз мастерски "развели".
При этом весь мир в очередной раз убедился в том, что российские внешнеполитические ведомства (включая МИД РФ), которым по определению вроде бы положено заниматься международными делами, не являются субъектами внешнеполитической деятельности.
Являются же таковыми субъектами крупные российские корпорации (в данном случае Газпром), интересы которых, даже не скрывая этого, лоббирует сам Президент страны. А то обстоятельство, что интересы этих корпораций и национальные интересы России суть далеко не одно и то же, понятно любому школьнику.
Представляется, что в своей тщательно продуманной и блестяще проведенной партии украинские политики допустили лишь одну ошибку, впрочем, весьма существенную: они заявили о том, что в свете новых обстоятельств Украина поставит вопрос о значительном увеличении нашей арендной платы за базирование Черноморского флота РФ в Севастополе.
К счастью, министр обороны РФ С.Иванов (а по нашему мнению, это должен был сделать Президент РФ) немедленно заявил о том, что договоренность об аренде является частью других, более важных соглашений между Россией и Украиной и подобная постановка вопроса с украинской стороны может повлечь за собой пересмотр других взаимных обязательств, в том числе и в отношении признания незыблемыми административных границ между нашими государствами.
На наш взгляд, этот вопрос является столь серьезным, что требует специального разговора.
Для начала давайте вспомним, что 20 апреля 2004 г. парламенты России и Украины в синхронном режиме ратифицировали сразу три ключевых договора между двумя государствами - о российско-украинской границе, о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива и о едином экономическом пространстве.
Это событие по непонятной причине прошло почти незаметно. Более того, в фокусе внимания оппозиционных партий и в Москве, и в Киеве оказался, по существу, сугубо второстепенный вопрос - об использовании Азовского моря и Керченского пролива. В то время как главный вопрос - о российско-украинской границе, как ни странно, не заслужил никакого серьезного обсуждения.
Между тем именно этот вопрос, как нам кажется, должен стать предметом не только парламентской, но и общенациональной дискуссии.
Договор о государственной границе был подписан еще 28 января 2003 г. Л.Кучмой и В.Путиным в ходе визита последнего в Киев. Договор фиксировал результаты четырехлетней работы по делимитации сухопутного участка российско-украинской границы протяженностью в 2063 км.
Вместе с тем этот документ не затрагивал вопрос о морских границах по Азовскому морю и Керченскому проливу. После известного российско-украинского противостояния вокруг косы Тузла в Керченском проливе В.Путин и Л.Кучма 24 декабря 2003 г. подписали Договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива.
По сообщениям СМИ, был достигнут компромисс: Киеву пришлось согласиться с тем, что военные суда третьих стран (читай: НАТО) теперь будут заходить в Азовское море только с согласия России и Украины, а российские военные корабли - когда захотят; Москва же согласилась провести межгосударственную границу в Азово-Керченской акватории, чего прежде не хотела делать.
Так кто же в результате выиграл от ратификации этих договоров 20 апреля 2004 г.? Никаких сомнений на сей счет нет: в очередной раз выиграла Украина. А проиграла историческая Россия. Ведь, ратифицировав данные документы, она признала административную границу, искусственно проведенную внутри СССР между РСФСР и УССР, ничего общего с исторической границей между Россией и Украиной (Малороссией) не имеющую.
Невозможно отрицать, что в состав исторической Украины (т.е. коренной, гетманской Украины, а точнее, Малороссии) входят лишь Киевские, Полтавские, Житомирские и Подольские земли. А Новороссия, Левобережье (т.е. Черниговская, Сумская и Харьковская области), Донбасс, Крым (Таврия) - никогда Украине не принадлежали. Это части исторической России.
Можно также обсуждать вопрос о принадлежности Подкарпатской Руси (где до сих пор проживают русины) и Галиции. В целом за период существования УССР в составе СССР она увеличила свои размеры примерно в пять (!) раз.
Вероятно, у большевиков была своя логика, когда они "урезывали" территорию исторической России. Большевики, конечно, никогда не думали о том, что распад Советского Союза возможен. Но тело исторической России они кромсали вопреки интересам русского народа. И потому границы нынешней Украины никак нельзя назвать справедливыми.
Почему же об этом никто в России не ставит вопрос? Потому что тогда пришлось бы признать ошибочность всего внешнеполитического курса России на постсоветском пространстве после 1991 г. Ведь именно в 1991 г. в Беловежье Б.Ельцин согласился признать легитимность советских границ между РСФСР, УССР и БССР. Впоследствии по этим границам от РСФСР "отвалились" и другие союзные советские республики.
Беловежские соглашения, как известно, были "оперативно" ратифицированы Верховным Советом РСФСР - так велико было желание "российской" элиты занять место союзной. Тогда, правда, многие полагали, что созданное на руинах СССР Содружество Независимых Государств станет прообразом и основой нового государственного образования бывших союзных республик. Этого, однако, не произошло.
После почти десяти лет невнятного экспериментирования, бормотания о "дружбе братских народов" и топтания на месте стало ясно: создаваемые политические, военные и экономические структуры СНГ - не более чем фикция. Отношения между бывшими союзными республиками, конечно, развивались, но в основном на двусторонней основе.
При этом, как правило, Россия продолжала (как и в советские времена) оставаться донором "новых независимых государств". Между тем внешняя политика этих государств с каждым годом приобретала все более прозападную ориентацию.
О России наши новые партнеры вспоминали лишь тогда, когда надо было получить от нее очередные многомиллионные и миллиардные экономические льготы и преференции или когда без ее поддержки здесь было невозможно "прохождение" того или иного кандидата на выборах президента.
Что касается Украины, то, по подсчетам независимых аналитиков, Россия ежегодно за счет низких цен на энергоносители субсидирует украинскую экономику на астрономическую сумму в 5 млрд. долл.(!), что подтвердил Президент Путин в ходе своей встречи со СМИ 31 января с.г. Вся так называемая "помощь" США за последний год не превысила 174 млн. долл., а "помощь" Евросоюза вообще была ничтожно мала.
Российское руководство давно могло бы извлечь соответствующие выводы и перестроить отношения с этими государствами, и прежде всего с Украиной, на сугубо прагматической основе. Но ничего подобного не произошло.
В 1997 г. Б.Ельцин подписывает Договор о дружбе с Украиной ("Большой Договор"). Ратифицированный затем российским парламентом (он был "продавлен" КПРФ в угоду "украинским товарищам"), он нанес колоссальный ущерб позициям России и открыл путь Украине в НАТО.
Однако подписание Договора о дружбе с государством, чья стратегическая цель - интеграция в те самые атлантические структуры, расширение которых противоречит официально заявленным интересам России, вызывает по меньшей мере недоумение. Не говоря уже о том, что Договор не удовлетворял (и не удовлетворяет) статусу договора о дружбе, так как не включает взаимных обязательств не проводить недружественную политику.
А именно такую политику Киев и проводил при Л.Кучме и проводит сегодня в отношении России. Чего стоит лишь подписанный в 2004 г. Л.Кучмой и принятый Верховной Радой Закон (Меморандум) о свободном доступе сил НАТО на территорию Украины!
С этого момента альянс может беспрепятственно развертывать войска в пределах страны, а также использовать ее как транзитное государство - когда угодно и сколько угодно. НАТО может потребовать от Украины поддержки и в иной форме, вплоть до предоставления в распоряжение альянса украинских войск. Украина, как отмечали многие киевские обозреватели, превратилась в подмандатную НАТО территорию.
Конечно, Россия не будет воевать с НАТО. Более того, в целом у нас сегодня с альянсом складываются неплохие отношения в рамках Совета "Россия - НАТО". Но закрывать глаза на то, что Киев, не проконсультировавшись с Москвой, открыл территорию Украины для военного союза, членом которого Россия не является, было недопустимо. В этих условиях надо было ставить вопрос о денонсации "Большого Договора". Вместо того мы ратифицировали Договор о границе.
Пока указанные договоры не были ратифицированы, огромный вес имели документы, в которых была признана незаконной и оформленной с нарушением законодательства передача Крыма Украине в 1954 г. (Постановление Верховного Совета РФ от 21 мая 1992 г., а также Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 г. о выводе Севастополя из Крымской области и Указ Верховного Совета РФ от 9 июля 1993 г. "О Статусе г.Севастополя"). Указом Президента РФ от 22 октября 1993 г. все Постановления ВС РСФСР, принятые до 21 октября 1993 г., сохраняют свою силу.
Понятно, что, даже при отсутствии действий по реализации данных постановлений, одно их наличие являлось сдерживающим фактором и препятствием для очевидного стремления Украины в НАТО. Договор, по крайней мере, должен был содержать взаимные обязательства не вступать в другие блоки и союзы и не допускать вооруженные силы третьих держав на свои территории. Ничего подобного ни в "Большом Договоре", ни в договорах, ратифицированных 20 апреля 2004 г., нет.
Многие российские политики (и Президент РФ, вероятно, в их числе), правда, полагают, что создание единого экономического пространства (ЕЭП) в соответствии с Договором о ЕЭП между Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном "перекроет" или "компенсирует" политический ущерб от Договора о границе.
Однако Киев, как показывает практика, не торопится с решением вопроса, обставляя его многочисленными оговорками, выхолащивающими суть ЕЭП. Эта линия стала особенно очевидной после "оранжевой революции", в ходе которой ни Ющенко, ни его соратники даже не скрывали своих прозападных предпочтений и в вопросах безопасности, и в вопросах экономической интеграции.
По существу, весь 2005 год прошел под знаком дальнейшего (причем демонстративного!) дистанцирования Киева от Москвы и попыток украинского руководства всеми силами и средствами доказать Брюсселю свою "полезность" в качестве антироссийского плацдарма и добиться за счет этого гарантий быстрого членства в НАТО и в ЕС.
Лишь разразившийся летом 2005 года кризис концепции расширения ЕС (после которого Киеву дали понять, что в ЕС его не ждут) несколько охладил пыл Украины, нисколько не умерив, впрочем, ее антироссийской политики и риторики. Надо ли говорить, что в прошлом году произошло резкое торможение выполнения Договора о едином экономическом пространстве.
Так, в Договоре о ЕЭП зафиксировано положение о создании наднациональной комиссии ЕЭП, голоса в которой распределились бы между представителями стран-участниц в зависимости от объема ВВП.
В Договоре указано, что под ЕЭП понимается экономическое пространство, объединяющее территории сторон, на котором функционируют механизмы регулирования экономики, основанные на единых принципах, обеспечивающих свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проводится единая внешнеторговая и внешнеэкономическая политика, согласованная в той мере и в том объеме, в каких это необходимо для обеспечения равноправной конкуренции и макроэкономической стабильности, налоговая, денежно-кредитная и валютно-финансовая политика. Рассматривались планы по введению единой валюты (рубля) в странах-участницах.
На деле же Киев и раньше не допускал, и теперь не допускает создание каких бы то ни было наднациональных структур, ограничивающих национальный суверенитет (что является нормой, например, в рамках Евросоюза), а саму идею ЕЭП пытается свести к банальной зоне свободной торговли, трактуя ее так, что это означает ощутимые экономические потери для России (до 1 млрд. долл. в год!).
В частности, Киев добивается в рамках "четверки" отмены всех ограничений на пути украинского экспорта в Россию, отказа от экспортных пошлин при поставке российских энергоносителей и уплаты НДС по принципу страны назначения. На эти потери можно было бы согласиться, если бы Украина намеревалась и далее сближаться с Россией и другими странами "четверки" - вплоть до создания полноценного таможенного союза, общего рынка капиталов, формирования условий для введения общей валюты.
Но такого намерения нет. О чем, в частности, свидетельствует весьма существенная оговорка, которой Украина в свое время предусмотрительно сопроводила ратификацию Договора о ЕЭП: она присоединяется к ЕЭП только в тех рамках, которые не противоречат Конституции. Это значит, что Киев на официальном уровне сможет торговаться по поводу "конституционности" каждой из норм, заложенных в совместных документах.
Кроме того, соглашения о ЕЭП предполагают гармонизацию законодательства "четверки", что потребует внесения изменений в конституции участников объединения: для этого на Украине необходимо конституционное большинство голосов, что усиливает позиции тех политиков, которые настроены категорически против сближения с Россией.
Как ни печально, но приходится признать, что украинские политики и в 2004, и в 2005 году в который раз "переиграли" российских. В 2004 году в обмен на призрачное ЕЭП, кое, скорее всего, постигнет участь Договора об экономическом союзе 1993 г., Украина получила очередную серьезнейшую геополитическую уступку России: признание ею законными сталинско-хрущевских границ, расчленяющих тело исторической России. А в 2005 - обязательство России и впредь оплачивать движение Украины в евроатлантические структуры, включая НАТО.
Интересно, какой подарок мы сделаем Украине в текущем году?
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован