22 марта 2007
3568

Мне не нравится слово `олигарх`

Российский союз промышленников и предпринимателей подвергся реформам, которые, по замыслу его лидеров, должны сделать союз реальной силой в российской экономике. Некоторые наблюдатели уже успели назвать РСПП "профсоюзом олигархов". Как и кого он будет в таком случае защищать? Об этом корреспондент "Российской газеты" беседует с руководителем РСПП Аркадием ВОЛЬСКИМ.

- Скорее, не "профсоюз олигархов", а "профсоюз директоров", или работодателей, - сразу заметил Аркадий Иванович.

- От кого в таком случае этот "профсоюз" будет защищать работодателей?

- Давайте по порядку. Тем более что это вопрос принципиальный. Наша страна уже сорок с лишним лет участвует в работе Международной организации труда (МОТ), куда входит и Международная организация работодателей. Состав последней - более 170 стран. В том числе и Россия. Однако до сих пор наше участие было несколько странным.
Дело в том, что мы никогда не пытались понять, что такое работодатель. Более того, считалось, что работодателей в стране не существует. За такую неграмотность нас прощали. И представителем в Международной организации работодателей 15 лет был Василий Васильевич Поляков - бывший директор Московского автоагрегатного завода, а в свое время - игрок футбольной команды "Торпедо". Я искренне уважал этого человека. Но, поверьте, к понятию "работодатель" он не имел никакого отношения.
В советские годы у нас были профсоюзы, на каждом предприятии - профсоюзная организация, в которой состояли и сами директора всех без исключения предприятий. Так же, как и рабочие. Все ходили строем на демонстрации, торжественные заседания. Такова была особенность нашей общественной жизни. И никогда директора не видели различий в своих задачах и функциях с профсоюзами. Все были под государственным оком.
Теперь наступили другие времена. Мы создали Российский союз промышленников и предпринимателей, который имеет отделения в 87 регионах страны. Практически везде, где есть хотя бы мелкая промышленность. Все региональные отделения участвуют в работе так называемых трехсторонних комиссий, в которые входят представители исполнительной власти, профсоюзов и объединений работодателей.
Уже 9 лет существует подобная трехсторонняя комиссия и на федеральном уровне. От Правительства ее возглавлял заместитель председателя - начиная от Бурбулиса и Шумейко. И всегда в нее входил председатель ФНПР Михаил Шмаков.
Однако до последнего времени мы не являлись объединением людей, создающих рабочие места. У нас были совсем другие задачи.
И еще в прошлом году на съезде РСПП встал вопрос: кто же мы... Тогда и договорились считать себя общественной организацией работодателей.

- Но новый закон не предусматривает коллективного членства в общественных организациях?

- Совершенно верно. За прошедшее время нам пришлось переоформить 320 тысяч индивидуальных членов. В основном это директора предприятий. Ну и Министерство юстиции разрешило нам иметь членами и юридических лиц, которые были в составе РСПП до принятия нового закона. Таких предприятий оказалось четыре с половиной тысячи. Кроме того, около сотни отраслевых союзов.
Мы добавили к нашему названию и слово "работодатели". Теперь название такое: Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) (работодателей). В связи с этим здорово изменилась и наша работа. Нам пришлось не только отвечать за трехсторонние договора, но и выслушивать на заседаниях Международной организации труда критику в связи с невыплатами зарплат на предприятиях.

- Давайте вернемся к нашей теме. По какому признаку вы делите работодателей и наемных работников? Генеральный директор завода, он кто? Ведь работу ему дал собственник предприятия...

- Любой человек, подписывающий договор с работающим по найму, является работодателем. Это определение Международной организации работодателей. Владелец предприятия подписывает контракт с директором, директор - с начальником цеха, начальник цеха - с рабочим. На всех уровнях появляется система работодательства. Не знаю, как у вас, журналистов, но все-таки, наверное, главный редактор - работодатель.
Когда появилось это слово - "работодатель", посыпались вопросы, почему мы не принимаем в РСПП банкиров, руководителей финансовых групп. А ведь действительно - почему?
В той же банковской системе, не входившей ни в РСПП, ни в какой другой союз, работают сотни тысяч человек. Другой справедливый вопрос: тот же Владимир Потанин - работодатель? Отвечаю, да! Он имеет такой завод, как "Норильский никель", на котором работают несколько тысяч человек. А Каха Бендукидзе? А Олег Дерипаска?.
Кстати, Олег Владимирович первый, без инициативы с нашей стороны, пришел ко мне и сказал: "Аркадий Иванович, сдаюсь. Я должен числиться в вашем союзе, хотя мне вроде бы это и не надо, но я - работодатель". И он стал членом правления, был избран вице-президентом РСПП, работает честно и добросовестно.

- Аркадий Иванович, есть в вашем союзе люди, которые одновременно состоят в профсоюзных организациях?

- Сейчас пока есть. Исторически так сложилось. Но я категорически против такого совмещения. Или надо создавать отдельный профсоюз. Так, как это сделано в Англии, скандинавских странах. Задачи у работодателей и тех, кто работает по найму, разные.

- Что только не пишут по этому поводу. Мол, все это - задумка ФСБ, администрации Президента...

- Даже Березовского сюда приплели. Я читал эти бредовые сообщения. Что же касается администрации Президента, то я ни с кем по этому поводу не разговаривал. Хватит делить страну на красных директоров и олигархов! Прошло то время.
Даже на последних слушаниях в Думе, где обсуждался Кодекс законов о труде, депутат Валерий Сайкин, которого я искренне уважаю, высказался: мол, до чего дожили, что промышленники с олигархами объединяются. Мол, это они объединяются против рабочих. Эта реакция, я ответственно заявляю, не имеет под собой никакой почвы.
Мне не нравится и слово "олигарх". Оно имеет более сложное понятие, чем применяющееся у нас в обществе. Зря у нас думают, будто некий доморощенный российский богатей может нажать кнопку - и Ельцин прибежит. Или еще кто. Такого нет и не может быть.
Кстати, на съезде мне прислали записку: "Аркадий Иванович, считаете ли вы себя олигархом?". Я парировал: "Если погибну - считайте меня олигархом". Ну что я еще мог ответить?

- Ну и как вам работается с "олигархами"? Ведь не секрет, у них свои интересы, конкурентная борьба. Всегда ли они чувствуют дистанцию и не переносят ли свои внутренние конфликты в стены вашей организации?

- Работается не просто. Хотя дистанцию они чувствуют и понимают. Были очень сложные переговоры. Обошлось не без разногласий. "Олигархи" - давайте возьмем это слово в кавычки - собрались сначала в количестве пятидесяти человек. Выбрали парламентеров - Потанина, Ходорковского, Евтушенкова, Шахновского. Те пришли. Поговорили. Они опять собрались. Ночами заседали. И так несколько раз. Все спрашивали, не будут ли на них давить, не идет ли это в контексте "мочить в сортире" или "взять дубину и олигархов по голове".
Мы им говорили, что никого насильно в наш союз не тянем. Но, если они хотят налаживать нормальные взаимоотношения между властью и бизнесом, им никуда не деться. Они согласились. Участвовали в работе съезда. А в Бюро правления РСПП(р) "олигархов" вошло не меньше, чем директоров предприятий. Если не больше. И ничего страшного в этом я не вижу. Хотя в жизни всякое бывает. Уже есть небольшие трения...

- Догадываюсь - какие. Каждый "олигарх" - борется за свой статус...

- Скорее, я бы сказал так, каждый хочет иметь свой статус.
И первое, с чего мы начали, это образовали, назовем таким образом, третейский суд, на котором будем рассматривать конфликты между "олигархами". Своеобразный "суд офицерской чести". Он может обязать одних выполнить долг перед другими.
В Австрии, например, к концу каждого года заключают картельные соглашения по тарифам. Железнодорожники обязуются не поднимать тарифы на перевозку грузов, металлурги - на металл, чтобы железные дороги получали их продукцию по твердой цене, электроэнергетики обязуются не повышать цены на энергию. И так далее. Образуется целая система, в которую Правительство никаким образом не вмешивается. И каждый предприниматель, промышленник получает возможность работать на перспективу. Ну, а если кто-то эти соглашения перестанет соблюдать, то будет введена жесткая система бойкота. Так, как это делается во всем мире, будем делать и мы.
После того, как нас окрестили "профсоюзом олигархов", у меня на душе стало легче. Это, правда, сделано по законам школы злословия... Но ведь всем известно, что мы действительно организация, защищающая интересы работодателей.

- Странно у нас происходит. Наши работодатели начали объединяться не тогда, когда появилась необходимость договариваться между собой и профсоюзами, а когда испугались государственной власти. Почему?

- Меня это тоже беспокоит. Но испугались же не просто так. Сейчас, например, Правительство внесло в Думу проект закона о национализации. Он имеет немало погрешностей. Не соответствует ни Конституции, ни здравому смыслу. И дело не в том, что государство собирается осуществлять национализацию. Вопрос в ее механизмах.
Что греха таить, большинство магнатов у нас разбогатело на приватизации. Теперь мы записываем бодренько в закон, что государство, если хочет национализировать, выкупает эту собственность. Без решения суда! Понравилось предприятие, назначили цену и выкупили. Так нельзя. Нужно аккуратнее. Мы будем бороться против этого. Мы будем помогать Правительству не делать глупостей.
Нам необходимо участвовать не только в тройственных комиссиях. Нужно заниматься и разработкой нового Кодекса законов о труде. Старый, советский, уже не годится: реалии в экономике другие. Сегодня рассматриваются три проекта Трудового кодекса: правительственный, депутатско-профсоюзный и, если мне память не изменяет, проект депутата Шелища. Наше мнение: элементы, заложенные в последний проект, могут использоваться в базовом кодексе. Но нельзя их брать за основу.
Правительственный вариант более либерален - по отношению к работодателю. Он заглядывает в завтрашний день. А депутатско-профсоюзный более либерален по отношению к наемному работнику. Это практически советский кодекс. Мы предложили сделать согласительную комиссию. Пойти постатейно. Например, правительственный вариант практически лишает льгот матерей-одиночек. Старый кодекс запрещает их увольнять. Это логично. Мы предлагаем еще предоставлять матерям льготы до исполнения ребенку 14 лет. Можно мать уволить, но обязательно оплачивать содержание ребенка. А в профсоюзном варианте нас не устраивает слишком большое количество согласований при увольнении. Надо определить базовые моменты. И все эти вопросы вносить в коллективный договор между работодателями и профсоюзами.
Будем работать. А время покажет, насколько наша организация будет жизнеспособной.

"Российская газета"
Беседовал
Константин УГОДНИКОВ.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован