18 апреля 2007
3326

О ценностном разрыве между Россией и Америкой

"Ценностной разрыв" - такой диагноз российско-американским отношениям поставил от имени всего политического класса США посол А.Вершбоу. Если вдуматься, то диагноз убийственный этот, граничащий со смертным приговором. Ведь речь не идет о несовпадении национальных интересов двух стран, что в принципе нормально в одной большой семье европейских народов. Дело гораздо серьезнее. Речь идет о восприятии этими народами России как инородного тела, об отторжении ее тела этой семьей. А это уже означает, что путь России в Большую Европу, в трансатлантическое сообщество в целом, что составляет стратегическую задачу, озвученную В.Путиным, будет отныне закрыт.
Только слепой, да еще, возможно, посол РФ в Вашингтоне Ю.Ушаков, который везде публикует бравурные отчеты об успешном развитии российско-американских отношений, не видит, что эти отношения снова, увы, вступили в период кризиса. Впервые за многие годы Россия даже не упомянута в ежегодном послании президента США Конгрессу, что означает, как минимум, настороженность администрации в отношении нашей страны. Странный визит в Москву Пауэлла, в ходе которого он выразил "недоумение" по поводу как внутренней, так и внешней политики России; включение в российскую повестку дня сначала Р.Перлом, а затем и весьма уважаемыми и влиятельными конгрессменами вопроса об исключении России из "восьмерки"; явное обострение российско-американского геополитического соперничества на постсоветском пространстве; жесткая оценка Вашингтоном хода и результатов декабрьских парламентских выборов; наконец, многозначительное исчезновение из официальной переписки Москвы и Вашингтона термина "стратегическое партнерство" - вот далеко не полный перечень начавшегося в США пересмотра - и не в лучшую сторону - отношения к путинской России.
На этом фоне особенно прискорбно, что вопреки официальным заявлениям Президента РФ, Кремля и МИД, никакого прочного фундамента для российско-американского партнерства создать нам не удалось. Ведь нельзя же таким фундаментом считать хорошие отношения между первыми лицами, рутинные консультации по линии отдельных ведомств и благожелательные в целом отношения между элитами двух стран! Все это было и раньше, в годы холодной войны. Но тогда было и кое-что другое: постоянно действующий диалог по стратегической стабильности в виде сразу нескольких переговорных каналов по контролю над вооружениями и разоружению, а также укреплению режима нераспространения. Теперь и этого нет. Нет также ни эффективного взаимодействия между военными, ни военно-технического сотрудничества, ни полноценного и постоянного диалога между учеными, политологами и представителями общественности двух стран, ни серьезных торгово-экономических связей. Почила в бозе даже Комиссия Черномырдин-Гор. Осенью прошлого году в последний раз прошел ежегодный Гарвардский инвестиционный форум. Как ни парадоксально, но положение дел в наши дни в двусторонних отношениях - если взять их практическое наполнение - много хуже, чем в годы биполярного противостояния.
Значит ли это, что пресловутый "ценностной разрыв" между новой Россией и США стал больше, чем был в свое время между США и СССР? Конечно же нет. В чем же здесь дело? А в том, что Америка, считавшая, что после распада СССР она имеет дело с демократической Россией, вставшей на путь исторической преемственности с Россией дооктябрьского периода, теперь в этой новой России разочаровалась.
В начале 90-х годов ХХ века американцы полагали (возможно, и наивно), что Россия, "вернувшаяся в демократическую семью народов", отныне исповедует те же ценности, что и они. Все 90-е годы прошли в США под знаком этого убеждения. Затем было 11 сентября 2001 г., когда Россия безоговорочно поддержала Америку в борьбе против терроризма, что сигнализировало об однородности основных политических целей и интересов обеих стран.
Почему же в 2003 и 2004 гг. в США заговорили о "ценностном разрыве"? Горько признавать, но это факт: перелом в отношении к России произошел в последние годы, убедившие американцев, что В.Путин строит здесь не новое демократическое государство, а некую уменьшенную копию СССР, добровольно "урезавшую" свою территорию и поменявшую плановую экономику на экономику "дикого рынка".
Советская пятиконечная звезда, остающаяся на башнях Кремля и на погонах российских военнослужащих, советский красный флаг в качестве флага ВС РФ, вездесущие памятники советских вождей, погубивших десятки млн. людей, названия улиц и станций метро; утверждение Президентом новой России, советского гимна, его призывы учесть положительный опыт СССР - все это весьма красноречивые сигналы, которые мы посылаем во внешней мир, в том числе и политическому классу США. Удивительно ли, что сегодня там рассматривают Россию как прямую наследницу СССР не столько в международно-правовом, сколько в историческом и духовном отношениях?
Там прекрасно видят и то, что российская политическая элита именно в последние годы стала в себя включать в основном бывших советских аппаратчиков, криминализованных олигархов, руководителей КГБ и армии. От советского прошлого эти люди если и отрекаются, то лишь поверхностно: их умонастроения ярко отражает тот факт, что посреди Москвы, у Кремля, по-прежнему стоит Мавзолей, где в почете покоится забальзамированный труп основателя ГУЛАГа. За рубежом все превосходно понимают и то, что новая команда Президента РФ Путина целиком состоит из таких людей, которые, существуй Советский Союз и поныне, вполне могли бы сейчас трудиться на высоких должностях в советских руководящих органах, особенно в КГБ. В этом отношении их по-прежнему смущает собственная политическая родословная Путина. Они прекрасно знают, что это аппаратчик в третьем поколении: его отец был партийным функционером, а дед даже служил в личной охране сначала Ленина, а потом Сталина. Никому не известно, отрекся ли он от "славных чекистских традиций" Дзержинского и его последователей, подобно тому, как лидеры новой Германии отвергли нацистские, гестаповские и эсэсовские традиции. Ведь до сих пор преступления советского режима на государственном уровне не осуждены, нет политической воли проводить решительную и окончательную дебольшевизацию, деленинизацию и десоветизацию страны, чем и во многом обусловлены половинчатость политических и неэффективность социальных и экономических реформ. Более того. Именно за последние четыре года происходит откат к "советчине", чего не допускал Б.Ельцин. Именно в этот период, а особенно в последние 4-5 месяцев, весь мир убедился в том, что в России "богатый человек" - это всего лишь должность, на которую власть может назначить и с которой она же может снять по существу любого управленца, вынудить его покинуть родную страну, объявить в розыск, посадить в тюрьму. Состоявшиеся же в декабре прошлого года парламентские выборы, уничижительно оцененные Западом как "нечестные", показали, что и политиков в России назначает и освобождает от должности Кремль.
Конечно, Запад, и в частности Америка, принимают Путина как руководителя новой России, имеют с ним дело, произносят правильные протокольные речи и тосты и проч. Но при этом там подозревают, что Путин, хотя и избегает открытой враждебности по отношению к Западу, в сущности остается советским человеком и советским лидером, который стремится прежде всего к восстановлению "великого и могучего" государства именно в качестве скорее СССР, чем исторической России.В этой же парадигме мыслят будущее России не только деятели КПРФ и ЛДПР, но даже, как выяснилось недавно, ультралибералы из СПС. Именно о возрождении "либеральной империи" в границах бывшего СССР вдруг заговорил А.Чубайс. Одним словом, нынешняя российская элита отнюдь не избавилась от большевистского сознания. Нет никаких признаков, что она делает хоть какие-то шаги в этом направлении. Вероятно, поэтому симпатизирующие России американцы связывают будущее нашей страны лишь с полной сменой нынешнего поколения российских политиков.
Все это приводит к укреплению подозрений Запада, что он имеет дело с прежним СССР или пародией на него, а потому тормозит проект интеграции России в Большую Европу и в трансатлантическое сообщество в целом. Россия должна недвусмысленно и безусловно определить себя в качестве наследницы не СССР, а дооктябрьской, исторической России. Она не может тащить за собой в Европу советское наследие. Она не может быть одновременно европейской и полусоветской-полуроссийской. До тех пор, пока этого не сделано, Запад и, особенно, США будут оставаться начеку. Не приходится удивляться тому, что на ведение операций против России и поныне уходит львиная доля средств разведсообщества США (ЦРУ, АНБ, РУМО, ФБР). Даже на все разведоперации против международного терроризма в 2004 году будет затрачено вдвое меньше, чем против России.
И все попытки отстаивать наши национальные интересы - будь то наши возражения против расширения НАТО, политика сближения со странами СНГ или попытки заблокировать в Совете Безопасности ООН решение о военной операции США против очередного диктаторского режима - будут восприниматься там как "имперские амбиции" и рецидивы советской внешней политики, выстраиваемой большевиками в духе "игры с нулевой суммой": все, что хорошо для США - плохо для СССР и наоборот. Тогда, как известно, умение как можно больше напакостить американцам считалось высшем искусством мудрого государствования.
Если Россия делает однозначный выбор в пользу европейской и трансатлантической ориентации, она должна своей политикой показать, что она может стать ее полезной частью. Таковой она сможет быть лишь в качестве исторической России, которая до октября 1917 года так всеми и воспринималась.Пока этого не произошло. Поэтому в Европе и США нас и воспринимают в лучшем случае как страну, "находящуюся в переходном состоянии". Не в этом ли первопричина "ценностного разрыва" между Россией и Америкой, о котором говорил А.Вершбоу?
Отсутствие самоопределения - главная причина того, что Россия до сих пор не сказала, готова ли она в союзе с Америкой решать стратегические проблемы международной безопасности и вместе с ней формировать новый мировой порядок. Она не сделала стратегический выбор, с кем она хочет быть и "против кого дружить". В этом суть основной проблемы российско-американских отношений. Говорят, что Путин сделал этот выбор: мы вместе с развитыми странами, и наша цель - интеграция в сообщество этих стран. Но если это так, то реализуется эта цель крайне противоречиво. Вместе с США мы боремся против международного терроризма в Центральной Азии, но возражаем при этом против размещения там американских военных баз. Сотрудничаем с НАТО, но высказываем озабоченность по поводу дислокации военных контингентов альянса в Центральной Европе, настороженно относимся к учениям вблизи наших границ. Осуждаем фашистский режим С.Хусейна, но отказываемся поддерживать американцев в военной операции по его устранению, блокируем решение этого вопроса в Совете Безопасности ООН, создаем безвольную и бессильную, заведомо обреченную на провал антиамериканскую политическую коалицию вместе с Францией и Германией. Как же мы хотим, чтобы к нам относились американцы?
Пора определиться, кто мы есть: уменьшенный СССР, который берет свое начало лишь с октября 1917 года, или Россия, как сказал В.Путин 12 февраля с.г. перед доверенными лицами, "достойная своей тысячелетней истории" Россия? От этого, главным образом, и зависят российско-американские отношения. Если мы "мини-СССР", то мы обречены на "мини-конфронтацию" с США, на поражение в "мини-холодной войне" и, в конечном счете, на "мини-распад". Если же мы тысячелетняя Россия, то партнерство и даже стратегический союз с Америкой для нас - естественное состояние. Ибо в этом случае наши стратегические интересы полностью совпадают. И никакого "ценностного разрыва" с Америкой у нас быть не может. Ведь помимо торгово-экономических интересов, которые нас объединяют с Европой, Россию и Америку объединяют стратегические интересы в области глобальной безопасности. И американцы прекрасно понимают, что без Франции и Германии эти интересы могут быть обеспечены, а без России как страны, занимающей ключевые позиции на самом важном, с точки зрения глобальной безопасности, континенте - Евразии, - нет. Афганский кризис показал, что в районе Центральной Азии ни одно государство не обладает такими политическими и военно-техническими возможностями, как Россия. Сотрудничество с ней, ее поддержка для США оказались незаменимы.
Отношения с Америкой - это ключевая проблема российской внешней политики. Какой бы вопрос в международных делах мы не хотели решить, даже в нашем "ближнем зарубежье", мы неизменно упираемся в эти отношения. Партнерство с США для России поэтому является незаменимой предпосылкой эффективности ее внешней политики вообще. Только в партнерстве с США у нас есть шанс участвовать в формировании нового мирового порядка. Стратегический союз России и Америки возможен. Он нужен обеим странам и всему миру в целом. Настала пора сформулировать новую, новаторскую концепцию российско-американских отношений, отбросив, наконец, стереотипы и ценности старого, советского мышления и осознав себя тысячелетней Россией. Эти ценности и в самом деле несовместимы с ценностями евроатлантической цивилизации.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован