ПИСЬМА О РЕФОРМЕ СРЕДНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ. Продолжение 2.

Современная система образования – это система образования либеральной цивилизации.

5. Школа нравственного развития личности.

       

Все, что мы говорили по поводу литературы, в ещё большей степени относится к школьной истории.

         Что изучает современный ученик на уроках истории? Историю человечества и историю своей Родины. Зачем? Этот простой вопрос вызывает скорее раздражение, чем побуждает к осмыслению. А действительно, зачем надо знать всемирную историю? Какой прок человеку от того, будет ли он знать, что в Древнем Египте правил Аменхотеп, а в Древней Индии Ашока? Чему может научить современного человека история Смутного времени в России XVII века? В качестве ответов на все эти вопросы предлагаются обычно следующие варианты: а) это интересно, б) это надо знать, чтобы не быть неучем, в) это чему-то учит. Рассмотрим эти варианты ответов.

         а) «Это интересно».

         - Но на свете сейчас так много интересного, что не понятно, почему выбрана в качестве «интересного» предмета история Древней Греции, а не история боевых искусств Востока, например.

         б) «Это надо знать, чтобы не быть неучем».

         - Но на свете есть так много людей, которые совершенно не знают историю, и при этом преуспевают. Даже среди педагогов, кроме историков, историю мало кто знает – и ничего, живут себе. Незнание истории, как убеждает нас современная жизнь, мало влияет на материальное положение человека, и иногда даже способствует деловому успеху. И если 90% населения нашей страны школьную историю напрочь забыли, значит ли это, что все они неучи?

         в) «Это чему-то учит».

         - Но всему свету известно, что «история никогда никого ничему не научила». Предполагается, что знания истории ценны сами по себе, что изучая историю, мы познаём нечто, отчего наша жизнь становится нравственно богаче.

Так в чём же ценность исторических знаний? Зачем нам нужно всё-таки изучать историю, и какую историю нам следует изучать?

         Современная школьная история – это история народов и государств. Она даёт человеку очень мало нравственных знаний, так как изучает «историю вообще». Историю народов действительно нужно знать людям, профессионально занимающимся историей, и эту историю следует изучать лишь там, где таких людей готовят – в гуманитарных вузах, в университетах. Обычному человеку такая история не интересна и не нужна.

         В школе должна изучаться история не народов, а история реальных людей, живших в различные периоды, сумевших всей своей жизнью продемонстрировать ценность тех нравственных качеств, которые позволили им в самые трудные моменты выстоять и остаться людьми, качеств, столь необходимых во все времена. История тогда будет в школе полезным и интересным предметом, когда станет на примере историй людей воспитывать в нравственного человека.

         Сейчас же школьная история – сумма никому не нужных, хотя и забавных, порой, знаний, от которых будущая жизнь учеников почти не зависит. Дети не знают, на чей жизненный опыт опереться в той или иной ситуации – история народов не дает им никакого примера для подражания, никого в качестве моральной опоры.

         Из курса нынешней истории дети не могут извлечь для себя ничего полезного для своей личной жизни. Эта история не даёт им примера борьбы с ленью, трудностями, неприятностями, поражениями. Эта история лишена эмоциональной привлекательности, так как рассказывает не о людях в истории, а о государствах, классах, народах. Школьная история только тогда приобретёт смысл, когда станет рассказывать о людях, сумевших совершить нечто нравственное, сумевших «создать нечто из ничего», и «подняться над суетой», несмотря на все трудности. Самый главный урок, что будут извлекать из истории ученики – это урок нравственности. В этом и есть смысл изучения истории.

        

Новые история и литература – предметы, где через истории жизни людей и художественные произведения, происходит нравственное становление человека. Нравственные поступки люди совершали и совершают в любой период истории цивилизации. С этой точки зрения путь борьбы и страданий таких людей как Сократ, Александр Невский, Александр Суворов, Сергий Радонежский, Махатма Ганди, физик и правозащитник Андрей Сахаров, мореплаватель и завоеватель Христофор Колумб одинаково интересны и поучительны в старших классах, тогда как об этих людях упоминается вскользь в каком-либо материале школьного курса. Либо совсем ещё малым детям рассказывают об этих героях, когда ученик еще не в состоянии понять нравственную значимость поступков великих людей. Следует же в младших классах более уделить внимание внешним событиям в

жизни человеческого общества: войны, революции, путешествия и открытия, катастрофы и разрушения… А в старших классах – главный упор должен быть сделан на нравственный выбор исторического персонажа, который в жизни приходится делать каждому человеку.

         Любую идею, какой бы хорошей она ни была, можно довести до абсурда, если подходить к её осуществлению с тупой формальностью. Вот так и предметы истории и литературы в школе нравственности можно сделать самыми скучными и неинтересными, если на каждом уроке бубнить детям с менторским тоном «что такое хорошо и что такое плохо». Такой подход совершенно неприемлем. Ученики на уроках истории и литературы должны изучать именно историю – через историю людей, и именно литературу – через лучшие произведения. Дети даже подозревать не должны, что при этом они будут познавать основы нравственного поведения.

         То есть, приобщение к нормам нравственности этики производительного труда должно для ученика носить неосознанный характер. Нравственное развитие ребёнка должно быть «побочным эффектом» изучения новой истории и новой литературы. Роль учителя заключается не в том, чтобы повторять о нравственности на каждом шагу, а в том, чтобы формировать нравственность с помощью истории и литературы. Развитие нравственности ученика – это сверхзадача изучения новой истории и литературы, и чем не навязчивее это происходит, тем на больший эффект можно рассчитывать.

        

В предыдущей главе мы уже говорили о проблеме нравственного воспитания в современной школе и выделили несколько причин, по которым воспитание в школе сейчас невозможно в принципе. И, конструируя школу нравственного развития, мы, естественно, должны убрать все эти затруднения. Исключая одну за другой проблемы современной школы мы и придём к школе нравственного развития личности.

         Первое. Мы говорили, что современная школа не учитывает индивидуальные особенности детей. Более того, она не учитывает даже половозрастные различия между мальчиками и девочками, что приводит к неэффективности воспитательных воздействий, так как воспитывать можно только конкретного человека, а не бесполое существо. Следовательно, чтобы разрешить проблему воспитания подрастающего поколения, необходимо разделить мальчиков и девочек по разным классам. Это может быть одна школа, но с классами мальчиков и классами девочек.

Кроме того, следует подумать и о разных учебниках для мальчиков и девочек по литературе и по истории, учитывая их разные увлечения и интересы в одном и том же возрасте. Только разделив детей по полу можно рассчитывать на увеличение их интеллектуальной активности, так как они больше не будут мешать друг другу на уроке, что уже само по себе способно принести большую пользу в деле образования.

         Когда-то в СССР уже было раздельное обучение, но оно было отменено после смерти Сталина, «чтобы советская школа была такой же, как во всём цивилизованном мире». Школа после этого решения была призвана не столько развивать индивидуальность усчеников, сколько усреднять личность. В то время у школы и отняли функцию воспитания, как никому не нужный довесок к обучению «винтиков». Теперь же, после падения СССР, поступательное развитие которого как раз и должно было зависеть от развития каждой индивидуальности, вопросы воспитания оказались брошенными вообще на произвол судьбы.

Школа, лишённая способности воспитывать ещё при коммунистах, так и остаётся в этом вопросе импотентной. Родители, чьим воспитанием никто уже в Союзе не занимался, «воспитывают» своих детей как могут. Церковь православная традиционно занимает политику невмешательства в мирские дела. Демократическое государство поглощено поисками технократических решений всех проблем кризисной экономики. Остаются только свободные СМИ, которые, вместе с ближайшим окружением ребёнка, и «воспитывают» его. О качестве такого с позволенья сказать «воспитания» мы повторяться здесь не будем, напомним лишь, что оно никакого отношения вообще не имеет к этике производительного труда.

         Второе. В современной школе невозможно осуществить единый воспитательный подход, потому что нескольким педагогам, работающим поочерёдно с данным классом, невозможно согласовать свои воспитательные позиции, оперативно реагируя на разные поведенческие ситуации, по каждому ученику. Единый воспитательный подход может быть осуществлён только одним способом, когда один учитель ведёт в одном классе все уроки по основным предметам (4 часа в день, 20 учебных часов в неделю).

Наблюдая ученика на уроках по разным учебным предметам, учитель школы нравственности сможет применять воспитательные меры более продуманно. И ученик, привыкнув к данному стилю общения, будет находиться в психологически более комфортных для учёбы условиях, чем сейчас, когда он вынужден несколько раз в день менять стиль общения, приспосабливаясь к каждому новому педагогу.

         Когда один учитель будет вести основные учебные предметы, будет наконец-то осуществлён и индивидуальный подход в обучении к каждому конкретному ученику, потому что такой учитель будет яснее, чем сейчас, видеть интересы ученика к основным учебным предметам. Таким образом, один учитель, работающий в одном классе по основным учебным предметам, способен стать и воспитателем, и организатором учебного процесса для каждого конкретного ученика. Это приведёт к качественному изменению школы – она станет и воспитывающей, и обучающей.

         К детям, находящимся на разных уроках под присмотром одного и того же учителя несколько часов в день, легче применять различные воспитательные технологии. Вот тогда-то и станет возможным осуществление индивидуального подхода в школе, с применением новейших достижений психологии, что и приведёт, в конечном счёте, и к формированию нравственно развитой личности, и к повышению качества образования, так как эти процессы взаимосвязаны.

         Что мешает осуществлению этой идеи? Только одно – отсутствие учителя, кто мог бы один вести основные учебные предметы. Нам просто невозможно представить себе современного педагога, который одинаково хорошо знал бы и мог вести все основные школьные учебные предметы: русский язык и литература, алгебра и геометрия, история и география, биология, физика и химия.

         Скажут, что педагог не в силах освоить учебные программы по основным предметам достаточно глубоко. И будут правы, хотя, с другой стороны, современная школа требует отличной успеваемости от всех детей по всем учебным предметам, и медалисты с этим, в общем, справляются! Но всё дело в том, что такой педагог, владеющий всеми основными учебными предметами в соответствии с существующими сейчас учебными программами, школе нравственного развития не нужен.

         О каком же учителе идёт речь?

         Чтобы увидеть учителя школы нравственного развития личности следует решить вопрос о сумме знаний, которыми он должен владеть. Современный педагог – это учитель-предметник. Как всякий специалист, по определению А. П. Чехова, он подобен флюсу: учитель-предметник нынешней школы обязан отлично знать лишь свой предмет, а во всех остальных предметах он имеет право быть полным профаном.

Перед детьми современной школы всё время предстают подобные «флюсы», требующие успехов по своему предмету, но абсолютно не разбирающиеся в любом другом. Но если мы требуем от детей знать все предметы, то почему этих же знаний нельзя потребовать и от взрослых людей? Скажут, что учебный материал сейчас так огромен, что учителю им не овладеть, либо это должен быть учитель-энциклопедист. Но если материал всех учебных предметов уже слишком велик для взрослого человека, то зачем же мы требуем от детей его усвоения, прекрасно осознавая, что детям он не под силу? Одно из двух: либо надо резко сократить школьные программы ввиду их перегруженности, либо перестать говорить, что взрослый человек не в силах все программы освоить.

         Что толку от того, что современный педагог-предметник знает свой предмет в объёме университетского курса, если свои знания он не может применить в школе в принципе, так как детям по школьной программе эти знания не нужны. Зачем общество, государство даёт знания педагогу-предметнику сверх того, что может и должен усвоить ученик в школе? Не лучше ли будет те объёмы памяти современного педагога, что заняты сейчас специальными знаниями по одному предмету, не находящими применения в школе, заполнить научно-популярными знаниями по всем основным школьным предметам?

         Нам заявляют, что современный педагог-предметник должен в совершенстве знать свой предмет, чтобы суметь поразить воображение учащихся глубиной своих познаний. Этот аргумент, однако, не работает по нескольким причинам:

         1.  При современной компьютерной технике, при наличии желания, любой ученик может найти такой факт по предмету, который неизвестен педагогу-предметнику. Это не вина педагога – не знать что-либо по своему предмету, просто наука сейчас столь велика, что все знать невозможно. В компьютерный век педагог-предметник, как носитель запаса определённых специфических знаний, выглядит анахронизмом – компьютер может дать любые знания в гораздо большем объёме. А вот учитель, владеющий широкими знаниями в различных областях, предлагающий целостную картину мира, умеющий вызвать в ученике желание к познанию вообще, помогающий ученику найти своё место в море возможностей и специальностей – такой учитель в компьютерный век просто необходим. Школа без такого учителя не сможет работать в XXI веке.

         2. «Поразить глубиной своих познаний» можно только того человека, кто сможет оценить эту глубину, кто сам находится примерно на этой же глубине познания. Детям же в средней школе подобные глубины совершенно недоступны, успеть освоить хотя бы программный материал, поэтому «поразить» их ну никак не удаётся, и знания педагога-предметника остаются невостребованными. Знания педагога-предметника по его предмету могут вполне оценить только другие педагоги-предметники или учёные-специалисты, а никак не дети. Получается, что педагога-предметника готовят для чего угодно, но только не для детей. Педагог-предметник – это «побочный эффект» подготовки специалистов, если «тёпленькое местечко» на производстве  найти не удаётся, приходиться идти в школу.

        

         Все предметы нынешней школьной программы чудовищно перегружены никому не нужными специфическими знаниями. Это неудивительно, ибо современная школа никак не реагирует на кардинально изменившуюся ситуацию с ростом знаний. Когда вся наука состояла в умении читать, считать и писать, тогда школа могла больше внимания уделять воспитанию детей. Но сейчас, уже в XXI веке, когда знания возросли многократно и продолжают возрастать в увеличивающемся темпе, образовательная система реагирует на это примитивно механическим образом – пытаясь втиснуть новые знания в и без того перегруженную школьную программу. Человеческие же мозги за последние столетия больше не стали, поэтому освоение новых знаний идёт за счёт уменьшения усилий по нравственному развитию ребёнка.

         По существу, образование всегда было способом социализации человека. И школа вместе со знаниями всегда передавала человеку нравственные нормы поведения. Но по мере увеличения объёма знаний, на первый план выходила всё больше задача их освоения, как более «очевидная», а проблема воспитания всё более уходила в тень, пока совсем не исчезла на исходе XX века. Но, по мере разбухания школьных программ и

уменьшения воспитательного воздействия на ученика, стало падать и качество образования потому, что чем меньше уделяется времени формированию нравственности (любовь к знаниям, трудолюбие, дисциплина и так далее), тем меньше у ребёнка желание учиться, тем меньшее количество знаний он в силах освоить.

         Ответом на рост знаний должно стать не разбухание программ, а возрастание усилий по формированию у ученика желания учиться. По мере роста знаний, школе всё более нужен не изощрённый в своей науке педагог-предметник, а учитель-психолог, кто поможет детям учиться не своими специфическими познаниями в одной науке, а умеющий разбудить и поддерживать интерес ученика к самостоятельному познанию нового.

         Педагог-предметник напоминает сеятеля, бездумно бросающего зёрна знаний в невозделанную почву. Если у ученика не сформировано желание учиться, канал передачи информации от педагога к ученику закрыт. Ученику тогда совершенно не интересны все знания педагога-предметника. Пора «сеятеля» давно прошла, дело учителя сейчас не «сеять разумное, доброе, вечное», как в XIX веке, а развивать в своих учениках волевые качества, возбуждать в них жажду знаний, возделывать желание учиться, поощрять стремление к самостоятельному обучению.

         Процесс образования практически не изменился за последнее столетие и он носит экстенсивный характер: педагог «сеет», ученик учит. Детям с каждым годом добавляется новая информация к освоению, а они должны её честно заучивать. И если сто лет назад сеяли по зёрнышку, и долго разжёвывали зерно, то теперь бросают горстями: ешьте, куры! А куры «клевать» уже не хотят – наелись «видиков» да клипов, да и занятия есть интереснее, чем даёт школьная программа.

         Пришла пора подумать о качественной перестройке всей системы образования: надо идти по пути интенсификации образовательного процесса. Не «давать знания», не «сеять», а развивать в человеке желание учиться – вот чем должна заниматься школа.

         Школа нравственности потребует к жизни новую профессию – учитель. Не педагог-предметник, «флюс», а именно учитель, обладающий широкими научно-популярными знаниями по основным учебным предметам, учитель-психолог, способный вдохновить детей к самостоятельному труду, развить в них желание учиться. Для детей учитель будет авторитетен не своими узкими никому не известными знаниями, а широтой своих знаний. Надо ли говорить, что учитель, опираясь на свои познания, на свой многолетний опыт взрослого человека, всегда будет авторитетен для школьника, так как его знания всегда будут многократно превосходить знания ученика.

        

         И последнее.

         Учитель школы нравственности станет как бы живым воплощением государственного стандарта образования. В настоящее время содержание госстандарта – объект спекуляций со стороны предметников каждого учебного предмета. Они наполняют госстандарт своими специфическими знаниями, ничуть не заботясь о том, что мозги детей и так уже слишком перегружены никому не нужной информацией. При этом возникает нездоровая конкуренция учебных предметов друг с другом, а полезность и необходимость предлагаемых предметниками знаний оценивается исключительно ими самими. Стандарт же образования должен состоять из того объёма знаний, который в силах освоить мозг среднего человека. Учитель школы нравственности как раз и станет тем эталоном, на который в своей учёбе и будет равняться ученик, потому что минимальными знаниями учителя и будет госстандарт.

         Заканчивая описание школы нравственности, отметим, что все учебные предметы в ней можно разделить на две группы: группа гуманитарных и группа технократических предметов. В группу гуманитарных предметов входят физкультура, отвечающая за физическое здоровье и волевые качества, история и литература, дающие нравственное развитие. К группе технократических предметов относятся математика, физика, химия, география, биология, дающие основы научных знаний. А также предметы прикладного характера – черчение, музыка, рисование, информатика.         Напомним, что занятия в школе нравственности ежедневно, пять дней в неделю, начинаются (или заканчиваются) с урока физкультуры, который проводит соответственно подготовленный учитель-тренер. Затем учитель-руководитель, курирующий данный класс, проводит в нем четыре урока: литература, история и два урока по основам научных знаний. И заканчивается учебный день ученика в школе нравственности одним или двумя уроками из группы предметов прикладного характера, которые проводит учитель-технолог. И по субботам желательно устраивать соревнования команд разных классов по различным видам спорта.

         Конечно, в данной работе невозможно полностью раскрыть всё содержание школы нравственного развития личности – это должен быть плод коллективных усилий многих заинтересованных в скорейшем развитии России людей.

 

 

6. Новая система среднего образования.

        

         Школа нравственного развития личности входит составной частью в новую систему среднего образования, которая необходимо должна придти на смену ныне существующей системе. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос следует рассмотреть нынешнюю систему среднего образования с целью определения ее возможностей по формированию нравственно развитой личности, необходимой для возрождения России.

         Современная система среднего образования включает в себя общеобразовательную среднюю школу, педагогические институты и университеты, Академию педагогических наук, специализированные научные педагогические учреждения, институты развития регионального образования (ИPPO), управляющие структуры, начиная от министерства и заканчивая районными отделами образования, различные курсы и институты повышения квалификации…

         Представить образно такую систему можно в виде пирамиды, на самой вершине которой находится управляющая всей системой Академия, а основанием служит общеобразовательная средняя школа. Главным управляющим звеном системы, мозговым центром, безусловно, является Академия педагогических наук. Она и должна отвечать за существующее ныне положение с образованием и воспитанием в обществе.

         Академия педагогических наук была создана в сталинский период истории СССР и цель её заключалась в тотальном контроле за учительскими кадрами, чтобы они готовили для народного хозяйства образованных специалистов. Этот контроль постепенно привёл к тому, что из школы «выдавили» мужчин, что школа превратилась со временем в самый консервативный общественный институт.

И действительно, прошла перестройка, распался Советский Союз, ликвидировались разные «творческие» союзы, контролировавшие мысли людей, а Академия педагогических наук продолжает стоять незыблемым утёсом, самоуверенная в своей недосягаемости для любой критики, гордая своей уникальностью, руководящая школой и ни за что не отвечающая.

         А кто, как не система среднего образования, не педакадемия, должна быть в ответе за нравственное состояние российского общества, за рост преступности и наркомании, за низкие темпы развития экономики, за иждивенческие настроения среди молодёжи? Кто в ответе за то, что современная школа не может ни учить, ни воспитывать?

         Оправдывая своё существование, Академия заявляет, что советская школа – её детище, была «лучшей школой в мире», так как ученики этой школы на международных олимпиадах всегда получали первые места. В таком случае уместно задать «американский вопрос»: почему же мы такие бедные, если такие умные?

Следует определить раз и навсегда критерий работы системы среднего образования. Будем говорить, что система среднего образования работает хорошо не тогда, когда завоёвываются призовые места на разных конкурсах – это пропагандистская коммунистическая пыль в глаза (что и было одной из задач педакадемии), а тогда, когда в стране снижается уровень преступности и есть высокие темпы экономического развития. Если этого нет, тогда система образования страны не справляется со своей задачей – с подготовкой поколений к трудовой деятельности.

         Когда существовал Советский Союз, вину за неудачи образования можно было сваливать на партийную диктатуру, но сейчас, спустя почти десять лет после развала Союза, почему всё так же плохо работает система образования, что мешало Академии педнаук заняться её действительным реформированием? Да потому, что эта Академия с самого начала своего существования была лишена конструктивного смысла. Она и задумывалась с самого начала как организация, контролирующая и охраняющая идеологическую лояльность учительских кадров. Надо было взять под жёсткий партийный контроль учительское свободомыслие – вот и придумали Академию педнаук в качестве повелителя системы среднего образования.

И путь в Академию пролегал не столько в классных кабинетах, сколько в партийных комитетах. Поэтому педакадемия стала сборищем партийных функционеров от образования, основной заботой которых было создавать иллюзию своей активной «педагогической» деятельности и в то же время «держать и не пущать».

Затем, постепенно, работа в школе, подвергаемая мелочной регламентации со стороны педчиновников всех уровней, потеряла всякую привлекательность для творческой личности. А вот когда творческая личность, возмутитель спокойствия, была удалена из школы, реально реформировать её стало некому, осталась одна иллюзия образования.

         Главный порок педакадемии со дня основания заключается в её оторванности от нужд и проблем школы, заключается в том, что она управляет школой почти вслепую. Педакадемики живут своими проблемами, своими «научными» интересами, они строят свои умозрительные схемы в кабинетной тиши, совершенно не понимая, насколько далеки все их методички от реальной жизни.

         Связь между педакадемией и школой работает только в одном направлении: сверху вниз. Отсутствие обратной связи – вот где причина того, что современная система образования стала полностью недееспособной в вопросах образования и воспитания детей. Академические круги сегодня даже не состоянии констатировать образовательную и воспитательную импотентность системы образования.

         Предлагаемая ими ныне «реформа» хороша, по их мнению, тем, что «очень бережно относится к устоявшимся традициям». Педакадемики относятся к существующей системе образования так бережно, как будто она уже даёт стране выпускников, которые обеспечивают высокие темпы экономического развития страны, как будто нет в России роста преступности и наркомании. И внедрять свою «реформу» педакадемики рассчитывают лет десять. Как будто у России есть эти десять лет! Какая поразительная самоуверенность и самовлюблённость! Какое «переживание» за судьбу Родины! Как будто Россия уже давно находится среди развитых стран и ей не грозят беды со всех сторон.

         И что это за «реформа», которую они готовят? В качестве цели реформирования даже не ставится вопрос о воспитании подрастающих поколений в духе идеалов этики производительного труда. Школа под чутким руководством педакадемиков и дальше не собирается заниматься вопросами воспитания. Пусть этой проблемой занимается кто угодно: церковь, милиция, семья, Господь Бог, наконец – только не школа!

         Что же предполагается «реформировать»? Предлагается, например, создание 12-летней школы вместо десятилетки. Обосновывается это тем, что, мол, на Западе уже все учатся 12 лет, а вот мы в России опять отстали. Но забывают (а, может быть, и не знают) при этом, что на Западе уровень жизни населения раз в десять больше российского, и поэтому они могут позволить своим детям подобную роскошь. Нам же в России сначала следует подумать о возрождении экономики, то есть не держать лишний год детей за партой, а постараться вдохновить их на ранний созидательный труд.

         Сколько раз следует повторять, что мы не должны бездумно копировать Запад, что цели реформирования должны быть сугубо российскими, а не потому, что «там, на Западе, уже это есть». Запад заработал «тяжёлым трудом» свою жизнь, свою школу, а мы ещё нет. И переходить в данное время на 12-летнее обучение – это, значит, не понимать, в каком бедственном положении находится Россия, и тем самым тормозить её экономическое развитие, отвлекая и без того скудные ресурсы на бездумное попугайское «реформаторство».

         Предложение о переходе к 12-летней школе сейчас – это что угодно, только не стремление к повышению уровня образования в стране. В современной школе учиться 10 лет очень трудно, а если заставить ребят ещё два года сидеть за партой, «неуспевающие» просто сорвут весь учебный процесс и развратят «успевающих» своим наплевательским отношением к учёбе. Сначала надо бы сформировать потребность учиться, а уж затем думать о 12-летней школе. A если потребность в учёбе у детей не сформирована, тогда все предлагаемые знания не будут восприняты – «не в коня корм». Давать знания детям, у которых не сформированы волевые качества, отсутствует способность к упорному труду, нет уважения к труду других людей, нет любви к знаниям, чьи помыслы связаны только с приятным ничегонеделанием – это называется «метать бисер перед свиньями». Вот эту «игру в бисер» и предлагает организовать педакадемия в России XXI века.

         Иллюстрацией «творческого подхода» педакадемии к своим обязанностям служит следующий анекдотичный факт. Современный выпускник средней школы заканчивает 11 классов, а учится в школе 10 лет. Почему? Да потому, что он из третьего класса переходит не в четвёртый, а сразу в пятый. А четвёртого класса в системе просто нет – сократили за ненадобностью! Когда-то, лет 15 назад, педакадемики тоже надумали было проводить очередную «реформу» (надо же поддерживать иллюзию бурной деятельности), и какой-то … деятель одиннадцатый класс росчерком пера ввёл, а чем заполнить пустоту четвёртого класса не подумал. Вот с тех пор четвёртый класс вроде бы и должен быть, но его вроде как бы и нет. Дошли даже до того, что стали выпускать учебники, на которых класс обозначается символом 5(4) – то есть, учебник вроде как бы для пятого класса, но на самом деле для четвёртого, но которого пока нет – полный анекдот! Одного росчерка пера было достаточно, чтобы из десятилетки сделать одиннадцатилетку, и с тех пор 15 лет (!) никто не в силах отменить эту дурь. 15 лет нет четвёртого класса, 15 лет выпускники заканчивают «одиннадцатилетнюю» школу! Ох, и сильна бюрократия в России! А сколько благодушия, сколько самомнения, сколько гонора своим уникальным положением ни за что не отвечающей академической педэлиты!

         Сейчас, наверное, столько же бюрократов, кормящихся от системы образования, сколько и педагогов, непосредственно работающих с детьми. Казалось бы ясно, повинуясь логике здравого смысла, что главное лицо в системе образования – педагог, работающий с детьми в классе. Именно здесь проходит «передовая линия» борьбы с неграмотностью, ленью, косностью, наглостью, наконец. И все органы системы просвещения должны бы помогать педагогу в его «ратном» деле. Однако, вся помощь ему сводится к мелочному контролю за исполнением инструкций, спускаемых в школу педбюрократией всех сортов.

         Просто поразительно! Педагоги, на протяжении многих лет каждый день работающие с детьми в классе, честно пытающиеся «сеять разумное, доброе, вечное», насколько это возможно в нынешних условиях, вынуждены подчиняться кабинетным мыслителям, которые давно уже забыли, что значит быть один на один с классом, но которые нагло присвоили себе право поучать учителя. Это примерно то же самое, когда тыловой офицер шлёт команды на передовую: куда, когда и как стрелять. Абсурд!

         В современной образовательной системе всё перевёрнуто с ног на голову: на первом месте находится педбюрократ, на последнем – учитель. Даже свою мизерную зарплату учитель получает в последнюю очередь. Вот картина, вполне проясняющая положение в системе образования: стоящий с протянутой рукой в забастовочном пикете после шести проведённых в школе уроков педагог, и педбюрократия, у которой повода к забастовкам нет.

Зато у педбюрократии есть её постоянное «дело», ради которого она и была создана: нужно терроризировать педагога мелочными придирками, заставлять его заниматься «самосовершенствованием», а то, понимаешь, «не развивается». Педагог, таким образом, вместо того, чтобы «сеять», вынужден, угождая педучёным, всё более погружаться в вопросы педагогической схоластики, ничего общего не имеющими с реальным процессом образования. Самое отвратительное, что все это делается не ради развития детей, а ради паразитического существования педагогической академической бюрократии, прикрывающейся детьми.

         На этом пути педбюрократия действует поистине с иезуитской изощрённостью. Для того, чтобы заставить педагога покорно выполнять всякую дополнительную чушь, придуманную в педагогических институтах и академиях для очередной диссертации каким-нибудь «учёным», была введена «аттестация», дамокловым мечом повисшая над всеми педагогами. И вот педагог, вместо того, чтобы заниматься образованием и воспитанием детей, вынужден посвящать своё время подготовке к аттестации, доказывая, что он «не верблюд и право имеет».

         Мало, оказывается, всю жизнь «кровь, пот и слёзы» отдавать детям – это сейчас и не требуется. А надо, чтобы «добрые дяди», в лице органов образования и разных прочих ИРРО, признали, что ты «достоин быть». И если ты им понравишься, то есть, если выполнишь беспрекословно все их требования, они соизволят милостиво дать тебе «категорию». Так в школе, вместо естественного деления педагогов по опытности, когда учительский стаж в 20, а то и 30 лет даёт педагогу право быть духовным лидером школы, возникло деление по «категориям». И теперь молодому выпускнику педвуза, который и в школе-то работать не собирается, даётся такая же «категория», как и уважаемому ветерану. Разделили, как цыплят – обидно и абсурдно!

         На передовой один год службы считается за два, а то и за три, а в школе, на передовой линии борьбы за душу и ум человека, можно проработать всю жизнь, и оказаться не достойным «категории»!

        

Учитель должен стать главным лицом в системе образования, а не быть бедным просителем у могущественных органов образования и властных педакадемиков. Не он для них, а они для учителя, не они ему навязывают свою «методику преподавания», а он выбирает то, что считает нужным для успешной работы с детьми. Ведь главный на фронте тот, кто воюет на передовой, а не тот, кто готовит тыловые инструкции. И побеждает в войне всё-таки фронт, а не тыл, хотя, естественно, без поддержки тыла не обойтись.

         А в современной системе среднего образования «тыловые структуры» приобрели такую силу, власть, что реальные дела на «фронте образования» уже никого не интересуют. Поэтому и хромает наша экономика – детьми-то и заниматься некогда в такой систем образования.

         До тех пор, пока учитель не станет хозяином в своей школе, нечего и думать о воспитании нравственной личности. Кто только не командует сейчас учителем, начиная от педакадемиков и прочих «учёных» и кончая директором школы. Современный педагог – это «шестёрка», которую шпыняют все, кому не лень, заставляя выполнять любые, даже самые наиглупейшие распоряжения начальников.

         И кто-то хочет с такими забитыми педагогами возрождать Россию? Кто-то может всерьёз полагать, что такая система образования, какая существует у нас сейчас, способна воспитать нравственно развитую личность? Глубочайшее заблуждение! «Раб может воспитать только раба»!

         Необходимо чётко осознать, что вырастить свободную, нравственную, широко образованную личность, может только такая же личность. Каким мы хотим видеть выпускника школы, такого учителя мы и должны ему дать. Им должен стать учитель школы нравственности, именно на него и будут равняться дети в своём развитии, на его разносторонние знания, на его нравственные убеждения.

         Учитель должен быть представителем государственных интересов, поэтому он не должен зависеть от местной администрации. Учитель готовит ребят для служения России, поэтому не местная власть, а страна обеспечивает материальный достаток учителя. Его зарплата, например, не должна зависеть от уровня собираемости местных налогов, она должна быть прямо связана с экономическим состоянием страны.

         Если хорошо работает школа – значит, быстро развивается экономика – значит, растет и зарплата учителя, равная среднему уровню зарплаты в стране. Плохо работает школа – соответственно снижается и зарплата. Когда учитель станет полным хозяином в школе и когда его доходы будут поставлены в прямую зависимость от экономического развития страны, только тогда и можно рассчитывать на существенное улучшение работы всей системы образования, ибо учитель будет кровно заинтересован в этом.

         Учитель должен, стать главным действующим лицом в своей школе. Это случится тогда, когда всем в школе станет распоряжаться Учительский совет школы. Не директор командует учителями, а он, как нанятый на высшую в школе хозяйственную должность чиновник, подчиняется распоряжениям Учительского совета.

         Высшим органом управления всей системой среднего образования должен стать Большой Учительский Совет – ежегодный съезд учителей, собирающийся для решения всех насущных вопросов, накопившихся за год. Здесь учителями обсуждается и принимается всё то, что предлагается для улучшения работы школы.

         Именно съезд решает, какой будет школа в следующем учебном году. Именно съезд от имени учителей страны заключает коллективный договор с государством на следующий год, в котором определяются все вопросы работы школы, начиная от школьных завтраков и каникул и кончая зарплатой учителей. Здесь, на съезде, учитель впервые в истории возьмёт на себя ответственность за развитие школы и судьбу страны.

         Для защиты интересов учительства, для решения текущих вопросов, для работы над подготовкой материалов для следующего съезда, Большой Учительский Совет на один год избирает Секретариат. У системы среднего образования появится возможность к самосовершенствованию тогда, когда учитель сможет стать хозяином на своём рабочем месте, когда будет реализован принцип: НЕ СМЕТЬ КОМАНДОВАТЬ УЧИТЕЛЕМ!

         (Возможно, в данной главе были несколько сгущены краски при описании ныне существующей системы среднего образования, но даже если и так, это было вызвано желанием убедить читателя в необходимости её скорейшей перестройки.)

 

 

Послесловие.

 

         Социологи в развитых странах мира отмечают сейчас негативные изменения, происходящие в общественном сознании, выражающиеся, в частности, в замедлении темпов экономического развития, что связывается с изменением отношения к труду и жизни среди молодёжи. Постепенно формируется уверенность в том, что проблема развития экономики связана с нравственным состоянием общества. Отсюда возникают проекты возрождения трудовой этики, место которой сейчас занимает этика досуга.

         Мир стоит перед коренной реформацией в системе образования и воспитания, и можно быть вполне уверенными в том, что как только будет разработана система формирования трудовой нравственности, она сейчас же будет использована странами для скорейшего экономического развития. Вот почему важно, чтобы пионером в использовании этой программы стала именно Россия – это последний шанс нашей страны догнать экономически развитые государства.

         В XXI веке всё должно быть подчинено целям достижения самых высоких темпов экономического развития. Надо убрать многолетние завалы в законодательстве, закрывающие дорогу частному предпринимательству. Надо так изменить наше трудовое законодательство, чтобы привлечь к посильной работе подростков и пенсионеров. Надо сделать Россию самым привлекательным местом для инвестиций в экономику. Надо дать максимум экономической свободы для производителей товаров в России. Надо активно использовать государство для увеличения и развития производства. Надо сделать армию компактной и профессиональной, чтобы освободить молодых людей для производства.

         Надо, надо, надо… Уверен, что по такой же программе будут действовать в XXI веке все государства рыночной экономики. И вперёд, в конце концов, вырвется та страна, которая:

1) в наибольшей мере реализует свою экономическую программу развития, и

2) сумеет внедрить в общественное сознание народа ценности этики производительного труда.

         Сейчас в России много говорят о национальной идее. По моему мнению, в качестве национальной идеи не следует выдвигать то, что со временем может исчезнуть (борьба с бедностью, например). В качестве национальной идеи следует поставить нравственное возрождение страны на основе новой этики высокопроизводительного труда. Если произойдёт нравственное возрождение народа российского, тогда все экономические проблемы будут решены автоматически. Нравственное возрождение – ключ к решению всех проблем, стоящих перед Россией.

         Существующая система среднего образования не справляется ни с образованием, ни с воспитанием подрастающих поколений. Это ставит жёсткие ограничения на темпы экономического развития России в XXI веке, что, в свою очередь, обрекает страну на роль вечно отстающей.

         Единственное, что можно предпринять, чтобы вырваться из тисков экономической отсталости, и приобщиться к экономически развитым странам мира – это начать работу по нравственному возрождению России. Самое плохое, что может ждать нас на этом пути, это то, что, по каким либо причинам, положение с нравственностью в нашей стране не улучшится, со всеми вытекающими из этого последствиями. Но тогда мы сможем, не опуская глаз, сказать, что честно пытались сделать всё от нас зависящее, чтобы возродить Россию, но такова была воля Господня.

===========================================================

 

Со времени написания этой моей последней работы по вопросам реформы средней школы прошло около двадцати лет. Почему сейчас я вновь пытаюсь обратить внимание государства к вопросу о коренной реформе системы среднего образования и почему не делал этого раньше?

После отказа больших и малых руководителей страны семидесятых годов в рассмотрении моих предложений по существу, передо мной открывалось два пути: либо продолжать биться головой о стену непонимания, в надежде проломить её когда-нибудь, или же забыть о своей работе до тех пор, пока она не понадобится кому-либо. В первом случае, была угроза проломить не стену, а свою голову, и превратиться в жёлчного, на всех и вся обиженного нытика, положившего жизнь на борьбу с ветряными мельницами. Я предпочёл выбрать второй путь.

Закончив философский факультет Уральского госуниверситета (УрГУ), я стал работать преподавателем политэкономии, этики и эстетики, попутно поступив в аспирантуру. Но в это время как раз начались бурные события перестроечного времени, захватавшие меня целиком. Страна стояла на перепутье, все были заняты политическими проблемами, и в это время лезть со своими предложениями по реформе образования не имело смысла, как и заниматься диссертацией. 

А после распада СССР в России наступили довольно трудные времена, и каждый выживал, как мог. Ельцинское десятилетие я проработал учителем истории в средней школе, что позволило худо-бедно кормить семью. Никакого желания обращаться к либеральной российской власти с предложениями о реформе среднего образования тогда и не возникало. Страна жила еле сводя концы с концами, население бедствовало. Какие тут могут быть реформы!?  

С начала нового столетия дела в стране медленно, но верно пошли на лад. Однако, Россия развивалась как капиталистическое государство, в русле либеральной идеологии. Нечего было и думать – предлагать либеральному правлению России проект новой школы, смысл которой в корне противоречит либеральным установкам.

Существующая ныне либеральная школа не воспитывает детей, не формирует нравственность. Её задача дать минимум знаний и не мешать развитию ребёнка в продвинутого потребителя. Капитализму нравственность без надобности, он извлекает прибыль одинаково и от преступности, и от борьбы с преступностью. Следовательно, обращаться со своими предложениями к либеральным властям России смысла не было.

Смысл появился только сейчас, после обращения президента к Федеральному собранию. В своей речи В. В. Путин ясно дал понять, что отныне Россия будет искать свой собственный путь развития, отличный от западного либерализма. Этот путь подразумевает возрождение правды, честности и справедливости в жизни россиян. Именно это и вдохновило меня вернуться сейчас к давно написанному проекту реформы системы среднего образования, поскольку только в новой школе можно будет осуществить широкое образования и воспитание честности в людях.

 

 

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ДИСКУССИИ О ШКОЛЕ НРАВСТВЕННОСТИ.

 

Какой должна быть школа нравственного образования?

Нисколько не претендуя на окончательное решение вопроса, попробуем нарисовать идеальную школу нравственного образования.

Школа нравственности основана на принципе: ОДИН УЧИТЕЛЬ ПО ВСЕМ УЧЕБНЫМ ПРЕДМЕТАМ НА ОДИН УЧЕБНЫЙ КЛАСС.

В школе нравственного образования принята РАЗДЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ – либо отдельные школы для мальчиков и девочек, либо отдельные классы в одной школе.

Количество детей в классе не должно превышать 25 человек, и надо стремиться к тому, чтобы постепенно сокращать численность детей в одном классе до 13-14 человек.

Учителем в классе мальчиков является мужчина, учителем в классе девочек – женщина. Представляется вполне логичным, что мужское воспитание должен давать мужчина, а женщина воспитывает девочек.

При формировании первых классов желательно, чтобы в один класс не попадали дети из одной группы детского сада – чтобы дети искали положительный эмоциональный контакт со своим учителем, а не замыкались на интересах своей компании из детского сада.

Возможна двухступенчатая школа, когда учитель первой ступени ведёт свой класс с 1 по 5 год обучения (когда закладывается интерес к знаниям), а учитель второй ступени с 6 по 10 год (когда интерес к знаниям перетекает в интерес к постоянной учёбе).

Все письменные работы (упражнения, решения примеров и задач) выполняются исключительно в школе либо на уроках, либо на дополнительных занятиях после уроков. Домашнее задание состоит только из сочинений по какой-либо теме, чтения текстов и заучивания стихов.

Учебная неделя состоит из 5 учебных дней. После уроков и обеда, школьники остаются в своём классе для дополнительных занятий по индивидуальной программе ещё на два-три часа.

Желательно, чтобы учебный день начинался или заканчивался уроком физкультуры, который проводят спортивные тренеры. По субботам проводятся спортивные мероприятия (соревнования), где каждый класс представляет собой одну команду.

 

Ученик современной школы напоминает бездонную бочку, куда вливаются всевозможные знания, нужные и не нужные, без разбора. Представители каждого учебного предмета, конкурируя друг с другом, пытаются как можно больше сведений внести в учебную программу. Учебные программы сейчас перегружены массой информации, которую ученик обязан усвоить. И ни у кого из педагогов-предметников не возникает вопрос о том, а способен ли взрослый человек усвоить всю ту информацию, которую все учебные предметы предлагают ученику к усвоению. Напротив, с каждым годом количество информации по различным предметам возрастает, и школа снова и снова пытается «впихнуть невпихуемое» в сознание ученика. К сожалению, современная система образования принципиально не может решить вопрос о количестве суммарной информации, необходимой и достаточной для усвоения.

Напротив, в новой системе среднего образования, когда один учитель ведёт все учебные предмета, именно он и будет являться носителем стандарта образования, который необходимо усвоить ученику. Если взрослому человеку – учителю школы нравственного образования – по силам будет освоить суммарный багаж знаний по всем учебным предметам, тогда и от учеников можно требовать усвоения этого материала.

В состав учебных предметов школы нравственности, которые ведёт один учитель, входят русский язык и литература, математика, физика, химия, биология, география, история и обществоведение. 

Курс литературы включает в себя как отечественную, так и иностранную литературу.

Курс математики начинается с арифметики и включает в себя затем алгебру, геометрию, тригонометрию и основы высшей математики. В этом же курсе проводятся уроки информатики.

Курс физики включает в себя и астрономию.

Курс химии состоит из неорганической и органической химии.

Курс биологии заканчивается основами медицинских знаний.

География включает в себя и природоведение.

История пронизывает все годы обучения и состоит из отечественной и зарубежной истории.

Обществоведение включает в себя религиоведение, основы философии и основы экономических знаний.

Один раз в каждую учебную неделю (желательно в пятницу после уроков) каждый класс должен просматривать один фильм из списка фильмов данного года обучения. После просмотра фильма ученики, в качестве домашнего задания на выходные, пишут сочинение, в котором кратко излагают содержание фильма, его основную идею, нравственное содержание. И после проверки работ, учитель проводит урок-дискуссию по нравственной проблематике просмотренного фильма.

Необходимо составить списки фильмов к просмотру для всех лет обучения в школе таким образом, чтобы ребёнок смог за десять лет просмотреть порядка 300-400 фильмов (отечественных и иностранных), необходимых для полноценного нравственного развития личности. Тогда совершенно невозможно будет представить выпускника школы, который не видел бы такие фильмы, как «Броненосец Потёмкин», «Первоклассница», «Коммунист», «Они сражались за родину», «Бег» и многие-многие другие, что случается сейчас сплошь и рядом с нынешними выпускниками.

 

В учебном плане школы нравственности нет уроков труда, музыки и пения, рисования, иностранного языка. Все эти предметы только перегружают школьника малозначимой информацией, отнимая время от основных занятий. Все эти предметы можно по желанию ребёнка и его родителей свободно изучать либо самостоятельно, либо на соответствующих курсах в свободное от основной учёбы время.

И  НИКАКОГО  ЕГЭ! По крайней мере, в его нынешнем виде.

 

Особо необходимо объяснить отсутствие в школе нравственности урока иностранного языка. Смысл его изучения совершенно теряется при понимании того, что никто и никогда не сможет в школе, при двух-трёх уроках в неделю, изучить иностранный язык в такой степени, чтобы им можно было свободно пользоваться в стране языка. Если ставить цель действительного изучения иностранного языка, то следует отдать его изучению, по крайней мере, столько же часов, сколько и русскому языку. Поэтому, если человек хочет изучить иностранный язык в качестве разговорного, чтобы свободно общаться на нём с носителями языка, он изучает его не в школе, а на соответствующих курсах – только там можно достаточно углублённо изучить язык.

Изучения иностранного языка в школе не даёт ничего, кроме возбуждения любопытства к чужой стране. А если учесть, что чужая страна представлена в учебной программе по изучению иностранного языка исключительно в положительном свете, у учащихся складывается о ней превратное впечатление, не соответствующее действительности.

В самом деле, при изучении английского языка, например, учащиеся узнают о «первой демократии в Европе», о «хартии вольностей», о благородных манерах английской аристократии. Учащимся не расскажут о том, как англичане создавали первые концентрационные лагеря в Африке, не расскажут, как цинично англичане вмешивались в дела России, убивая царей и подготавливая перевороты. А при изучении США учебники рассказывают о достопримечательностях страны и про «самую экономически развитую демократию мира». Но, ни слова учебники английского языка не говорят про геноцид индейцев, ни про рабство, ни про имперскую политику Америки, ни про её страстное желание развалить Россию. Спрашивается, зачем нашим детям прививать ложь и ненависть наших исторических врагов?

Советский Союз сам воспитал своих разрушителей, бездумно знакомя учащихся с враждебной коммунизму идеологией через изучение иностранных языков в школе. Повторим ещё раз, никакой пользы для человека в изучении иностранного языка в школе нет. Времени, сил и нервов тратится много, а результат почти нулевой. А вот вред налицо – это заражение учеников враждебной к России идеологией через позитивно подобранную информацию о либеральных странах. Положительный образ Англии и Америки, привитый школьными учебниками, затем дополнялся музыкой, фильмами, журналами, после знакомства с которыми, наступал черёд идеологических ценностей.

Иногда можно услышать мнение, что, мол, изучение иностранного языка развивает интеллект человека. Ну, так давайте тогда изучать латынь или древнегреческий! И интеллекту будет, где развиваться, и либерализм не пролезет в сознание наших детей.

Повторим для закрепления: желание изучить иностранный язык – это личное желание человека, которое он может свободно удовлетворить через соответствующие языковые курсы. Зачем же всех детей насиловать тем, что никогда в жизни востребовано ими не будет?

 

Школа нравственного образования будет сама, в процессе своей деятельности, автоматически избавляться от интеллектуальной серости и от нравственной убогости. Люди интеллектуально невежественные не смогут быть учителями школы нравственности, поскольку не захотят демонстрировать своё невежество каждый день перед ребятами. Либо они должны будут «работать над собой» и стать компетентными, либо вынуждены будут покинуть стезю образования. А люди нравственно убогие должны будут либо пересмотреть свои нравственные представления, либо покинуть школу, поскольку в школе нравственного образования невозможно будет не любить детей и не пытаться всеми силами быть им полезными в их всестороннем развитии. В школе нравственной системы образования будет происходить процесс естественного самоочищения от безнравственности и интеллектуальной некомпетентности.

А кто же будет выступать против школы нравственного образования?

Это будут, конечно, все те, кого сейчас называют либералами, поскольку либерализм и нравственность – две вещи несовместные. Либеральная школа свободна от воспитания, свободна от принуждения, она не воспитывает, а предоставляет образовательные услуги и только. Какая нравственность есть у либерала можно судить по разврату либерального европейского общества, толерантного к насилию над людьми и детьми (с помощью ювенальной юстиции), терпимого к сексуальным извращениям, сокращающим численность коренного европейского населения, и абсолютно бездушного к злу, творимому Западом в отношении народов мира.

Затем, против нравственной школы будут все те, кому лень учиться, кто не хочет честно трудиться, добывая знания. Всем тем, кто хочет идти по жизни не прямой дорогой, а добывать себе блага «через заднее крыльцо». Всем тем, кто хочет жить не по средствам, кто хочет жить за чужой счёт, кто хочет жить, обманывая других. В общем, нравственная школа противна всем тем, для кого жить – значит, лгать, воровать и обманывать. Конечно, жить малообразованным мерзавцем веселее и проще, но… короче. И обществу с государством от такого человека мало проку.

Наконец, система нравственного образования противна педагогическим Академиям, различным ИРРО, школьным чиновникам, кто паразитирует на системе среднего образования, и кто лично не хочет работать с детьми, заставляя учителей исполнять все их бредовые распоряжения. Система нравственного образования противна педагогическим академикам, докторам и кандидатам, кто сделал свою карьеру на российском образовании, кто написал огромное количество никому не нужных статей, инструкций, методичек, уча учителей как надо и не надо учить детей. Они будут самыми рьяными защитниками существующей ныне системы образования, поскольку это есть их кормушка, питающая их всю жизнь до самой старости, и где они могут работать, фактически ничего не делая для блага государства и общества, и не отвечая за трагические для людей и страны последствия.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

 

Наблюдая за тем, что каждый день творится на земле, люди часто говорят в расстройстве, что, мол, мир меняется, а человек нет. Человек по-прежнему как был грубым, глупым и агрессивным, таким и остаётся.

А почему человек должен меняться к лучшему, если никто и никогда в истории по-настоящему его воспитанием не занимался?

Задайте себе вопрос и постарайтесь честно ответить на него: может ли школа, в том виде, в каком она была и есть до сего дня, быть воспитателем поколений? И ответ будет таким: никогда нынешняя школа не была воспитателем подрастающих поколений, она в принципе не может справиться с проблемой воспитания в силу своей организации.

Школа никогда и не была призвана воспитывать человека! Поэтому из поколения в поколение передаётся невоспитанность: плохо воспитанные выпускники становятся родителями, не умеющими воспитывать детей, и отдают их в школу, которая тоже не в силах их воспитывать. Так из года в год невоспитанность порождает невоспитанность, безнравственность порождает безнравственность.

И мы продолжаем с сожалением констатировать: сколько времени ни проходит, а человек не меняется. А воспитывать человека не пробовали? А подумать о новых способах воздействия на человека в воспитательных целях не пробовали? Психология, например, достигла очень высокого уровня развития, как наука о человеке. А может ли она применить свои научные знания в современной школе в процессе воспитания подрастающих поколений? Может она быть полезна в той области, где наиболее необходима? Нет, нет и ещё раз нет!

Школа Нового времени создавалась не для того, чтобы воспитывать детей, а для ликвидации неграмотности. Воспитывала детей церковь, Закон Божий. Но когда в либеральных странах религия постепенно превратилась в пустую и никому не нужную формальность, воспитанием детей занялись средства массовой информации, пропагандирующие либеральные ценности и либеральный образ жизни.

Существующая ныне система образования в принципе безнравственна. Либеральная цивилизация, в рамках которой такая система образования строилась, не нуждается в какой-либо нравственности вообще, поскольку либерализм, освобождая человека от веры в Бога, провозглашает, таким образом, свободу человека от всех норм и правил. Современная система образования – это система образования либеральной цивилизации. И если Россия не хочет идти по пути либерализма, она должна отказаться и от либеральных институтов, посредством которых либерализм существует. Поэтому, чтобы уйти от либерализма, обрекающего мир на сползание в язычество нацизма, необходимо уйти от либеральной системы образования.

Существующая ныне система образования – это не сталинская образовательная система, которая дала стране миллионы грамотных специалистов, превративших экономически отсталую страну в мировую державу, дала миллионы патриотов, кто отстоял родину в войне и поднял её в самоотверженном труде. Нынешняя послесталинская система среднего образования стала воспитателем хулителей и разрушителей СССР. Она благополучно пережила распад великой страны, уютно устроилась в нынешней России, не отвечая ни за что, и она будет также бесполезна в деле сохранения Родины, безразлично наблюдая её распад. Если мы не откажемся от либерального наследия в виде существующей ныне системе среднего образования, либерализм, в конце концов, разрушит и пожрёт Россию.

 

Прошло уже почти 50 лет (половина века!) со времени моего замысла о реформе системы среднего образования и первого письма в педакадемию. Очень жаль потерянного времени, жаль упущенных возможностей, что могла дать иная система образования стране, обществу, государству. Я вполне допускаю, что мои предложения могли показаться тогда педакадемикам и партийным бонзам авантюрными и ложными, но отрицать их с порога, без всякой проверки практикой, которая, как известно каждому марксисту, есть критерий истины, это ещё большая глупость.

Всё в этом мире рано или поздно заканчивается. И это моё ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, чтобы привлечь внимание государства и общества к проблеме воспитания и образования подрастающих поколений. Слава Богу, что наступили, наконец, в России времена, когда общественное мнение может заставить чиновников шевелиться.

Выбирать вам, читатели: или продолжать плакаться по поводу «история никого ничему не учит», или попробовать, наконец, разумно организовать процесс воспитания и образования детей, чтобы иметь предсказуемое и благополучное будущее для России и мира. Нам просто необходимо совершить революцию в системе образования, если мы не хотим получить в скором времени революцию социальную.

И не надо ругать учителей! Они делают всё, что могут, в условиях не работающей системы среднего образования, чтобы хоть как то помочь детям стать нормальными гражданами. Учителя не виноваты, что весь их самоотверженный труд не даёт результата, что они являются заложниками принципиально не работающей системы.

И хватит ругать современную школу – от этого она лучше не станет. Если современная школа не справляется с проблемой воспитания и образования подрастающих поколений, то её не ругать надо, а реформировать. Так давайте сделаем это, наконец. И да поможет нам Бог!

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован