16 апреля 2007
3691

Почему Америка - не империя.

Прежде всего четко обозначу свою позицию: я хорошо отношусь к империям. Расхожее утверждение о том, что империи - это абсолютное зло является просто безграмотным бредом. Ведь если вдуматься, то все наиболее важные прорывы в мировой истории были связаны с подъемом и расцветом различных империй. И, напротив, упадок империй, как правило, влек за собой наступление смутных времен, экономическое прозябание целых государств и континентов, закат политических и правовых институтов, морально-нравственную деградацию народов. Перефразируя К.Маркса, можно сказать, что не революции, а именно империи были локомотивами мировой истории.
Само слово "империя" никогда не произносилось в отрицательном смысле и было дискредитировано лишь в конце ХХ века, когда западные пропагандисты придумали и наклеили на СССР ярлык "империя зла", хотя Советский Союз никогда империей, конечно, не был. Таким же пропагандистским клише является и выражение "имперские амбиции", применяемое уже в отношении демократической России.
Следует признать, что ХХ век дал немало свидетельств того, что время империй прошло: именно в этом столетии распались такие империи, как Австро-венгерская, Германская, Российская, Оттоманская, Французская, Британская и Японская. Однако вопрос этот окончательно не закрыт и не снят с политической повестки дня. И если взять всемирную историю в целом, то оказывается, как справедливо подмечает В.Махнач, что империи - гораздо более устойчивое государственное формирование, по сравнению со всеми другими, в том числе и национальными государствами.
Речь, разумеется, идет прежде всего о полноценных империях, которых, В.Махнач насчитывает лишь четыре - Римская империя, Византия, Священная римская империя германской нации и Российская империя, каждая из которых существовала в течение многих столетий, а то и тысячелетий. Однако и "самозванки" - Британская, Османская, Китайская и другие имперские (или квазиимперские) образования продержались не один век.
И в этом контексте вполне объяснимо желание американцев объявить США "новой империей". В особенности после завершения холодной войны, которую, как там полагают, Америка "выиграла". Однако тезис о рождении "новой империи" - не более, чем очередная идеологема, порожденная безосновательным мифом. И в пользу этого мифа нет решительно никаких серьезных аргументов.
Исходя из исторического опыта возникновения, существования и заката полноценных империй, можно сформулировать следующие их признаки или, если угодно, "родовые отличия".
Первое. Сверхнациональное идеократическое государство, объединенное идеей общего блага.
Второе. Наличие универсального, единого исторического проекта, базирующегося на религиозных ценностях, включающих в себя, помимо всего прочего, универсальный тип спасения и благодати для всех - "и эллинов и иудеев". При этом общепланетарный, даже вселенский, космический идеал империи неизбежно порождал идею служения империи в качестве абсолютного морально-нравственного императива не только в политической, но и в личной жизни. (По этой причине не может быть, например, "либеральной империи", ибо либерализм - это антиимперский вектор развития в указанном смысле.)
Третье. Терпимость (если угодно "толерантность") к другим культурам и цивилизациям, жизненным укладам, этносам, в особенности входящим в ареал империи. Такую "имперскую" терпимость блестяще демонстрировала, в частности, Римская империя, а еще нагляднее - Российская империя, которой была полностью чужда идея превращения всех подданных в русских, и даже кочевников, как отмечает В.Махнач, она умудрилась включить в свой ареал.
Четвертое. Ответственность имперского государства за всех, живущих в империи, из которой вытекали такие чисто имперские проекты, как строительство дорог, почты, водопровода, мостов и т.д. При этом у такого государства не могло быть ни малейшего оттенка самодовольства (а тем более "самонадеянности силы"). Это государство всегда сознавало всю огромную тяжесть "имперского бремени". В Российской империи такое осознание воплотилось в идее "Москва - Третий Рим", которая означала лишь понимание московскими государями того обстоятельства, что другого, кроме Москвы, защитника восточнохристианской цивилизации и культуры после падения Константинополя в мире отныне нет.
Пятое. Опора на стержневой, т.е. имперский, этнос. И в этом вопросе опять же прав В.Махнач, замечающий, что есть имперские и неимперские народы. Например, славяноруссы Киевской Руси не были имперским народом.
Как же с точки зрения этих имперских критериев смотрятся США?
Вряд ли общим благом можно считать провозглашаемые Вашингтоном идеалы демократии, права человека, свободу и проч. Во-первых, эти ценности относятся к разряду универсальных и уж никак американским изобретением не являются. Во-вторых, они являются либеральными: во главу угла здесь положении индивидуализм, что с имперскими идеалами общего блага никак не резонирует. Индивидуальные ценности - это, вне всякого сомнения, хорошо, но империя - это все-таки "немного" больше. Что же еще остается у Америки в качестве общепризнанных ценностей? Ну да! Ценности потребительского общества! Да только эти ценности для любой империи - смерти подобны. Именно они, как ржавчина, разъедали имперские конструкции, созданные, казалось бы, на века.
Имеют ли США универсальный исторический проект? Они говорят, что имеют. Да только почти никто в мире так не считает. Напротив попытки Вашингтона силой навязать американские представления о добре и зле повсеместно вызывают все большее отторжение не только у представителей других цивилизаций, но теперь уже и от союзников США, находящихся с ними внутри одной (назовем ее евроатлатической) цивилизации.
Про американскую "толерантность" долго говорить сегодня вряд ли имеет смысл. Примеры такой толерантности мы ежедневно наблюдаем в Ираке, реже - в репортажах об американских тюрьмах (например, в Гуантанамо), организованных ЦРУ повсюду в мире, в том числе и в странах Центральной и Восточной Европы, весьма часто - в воинственной риторике высшего руководства США, включая президента.
Об американской "самонадеянности силы" сказано очень много, прежде всего самими американцами. Какая уж тут ответственность за мировое сообщество!
И, наконец, можно ли говорить о существовании американского имперского этноса? При всем уважении к американцам, конечно же, нет! Их бесспорным достижением является другое - создание уникальной в истории человечества политической нации. В реализации этого проекта, кстати говоря, принимали участие чуть ли не все народы мира, но прежде всего англичане, французы, немцы, евреи и, не в последнюю очередь, русские. Но политическая нация - это далеко не имперский стержень. Это нечто непрочное и недолговечное. Сегодня она есть, а завтра - она может просто рассыпаться. И признаки размывания американской политической нации - налицо, о чем уже давно с сожалением пишут такие рьяные адепты американской цивилизации, как, например, С.Хантингтон.
Таким образом, ни по одному из вышеперечисленных критериев до высокой планки империи США явно не дотягивают. Америка - это в лучшем случае некий имперский фантом, а точнее - "симулякр" империи (наподобие орденской ленте Портоса, роскошной в видимой ее части и скроенной из лохмотьев с тыльной стороны, закрытой мушкетерским мундиром). Вне всякого сомнения, это мощная держава (как любят говорить американцы, "единственная оставшаяся в мире сверхдержава"), но держава, склонная к самодовольству, "самонадеянности силы" и односторонним действиям, продиктованным не сознанием своей планетарной ответственности, а своими чисто эгоистическими, корыстными интересами.
Суть стратегии США состоит не в том, чтобы взять на себя ответственность за глобальное управление, а в том, чтобы обеспечить себе свободу рук, т.е. по существу свободу от такой ответственности, избавиться от необходимости отвечать за те процессы и события в мире, которые не представляют интерес для собственной безопасности и развития. Соответственно, и военные интервенции США осуществляют не там, где, действительно, имеются проблемы у мирового сообщества - будь то безопасности или развитие, - а там, где у США есть корыстные военные, политические и экономические интересы. Это значит, что все разговоры Вашингтона о "глобальном лидерстве" - не более, чем риторика. На деле же никакого "глобального лидерства нет", поскольку США, конечно, в действительности далеко не отождествляют свои интересы с интересами мирового сообщества.
В 1630 году губернатор американского штата Массачусетс Дж.Уинтроп призвал граждан США построить "город на холме", который представлял бы некий идеал развития для всего мира, маяк для всего человечества. Если же этого сделать не удастся, говорил Уинтроп, то "пусть проклятье упадет на наши головы". Это был имперский идеал. Нельзя, однако, сказать, что США последовательно шли к этой цели в ходе своей истории. И бремя "сверхдержавы" свалилось на них весьма неожиданно. Уже сегодня заметно, что это бремя Америка не выдерживает. Беглый же анализ даже средненесрочных тенденций мирового развития весьма убедительно говорит о том, что ни в одной сфере - будь то экономика, военное дело, политика, культура, мораль - превосходство США ограничено жесткими временным.
В мировой экономике роль США на протяжении последних 50 лет последовательно падает. Если в 1945 году их доля в мировом ВВП составляла почти 30%, то сегодня уже - не более 20. По темпам экономического роста США намного опережают другие крупные страны, особенно Индия и Китай. Последний через 10-15 лет выйдет в мировые экономические лидеры. Объединенная Европа уже сегодня по совокупному экономическому потенциалу заметно опережает США. Основные страны Западной Европы существенно впереди США и по уровню жизни.
Военная машина США, спору нет, не имеет сегодня себе равных. Но по численности военнослужащих она уступает китайской, по ядерной мощи - сопоставима с российской. В ЕС своей военной идентичности пока нет, но она, вскоре, бесспорно, сформируется. К тому же американская армия (как и многие другие, возможно, все) армии мира создана для сражений ХХ века, а не для миротворческих операций ХХ1 века.
В политической области США уже сегодня не являются неоспоримым лидером. Это лидерство оспаривают не только в Пекине, Тегеране, Дели и Москве, но и в Берлине, Париже, иногда - даже в Лондоне. Иными словами, в столицах самых близких американских союзников. Приходится констатировать. Что политическое лидерство США признавалось Западной Европой добровольно лишь в период существования биполярного мира, т.е. во времена конфронтации с СССР. С окончанием этих времен кануло в Лету и "американское лидерство". Попытки же США играть военными мускулами для подтверждения прежнего статуса ничего не дают. Более того - они в этом смысле контрпродуктивны, поскольку усугубляют неприязнь к Америке как "мировому полицейскому" (полицейских же нигде не любят). Вот и получается, что "сверхдержавность" - это категория биполярного мира. С окончанием этого мира уходит в небытие и эта категория.
Что касается культуры, то и в годы холодной войны США никто не признавал за лидера. Если, конечно, иметь в виду Культуру с большой буквы, а не массовую культуру. Даже в информационной области доминирование США с каждым годом все более сомнительно. Достаточно сказать, что, исходя из численности населения, самым распространенным языком мира уже сегодня является отнюдь не английский, а китайский.
Вряд ли в наши дни кто-нибудь будет спорить с тем, что США не являются образцом морально-нравственного поведения (это касается и так называемого американского образа жизни), а следовательно, моральным лидером человечества. На эту позицию не может претендовать страна, которая вышла из Киотского протокола, которая не признает юрисдикцию Международного суда, которая фактически разрушает международный режим контроля над вооружениями, которая по существу пускает под откос всю систему международного права и не состоит в Комиссии ООН по правам человека, а также в Совете Европы (будучи в политическом смысле европейской страной). Отказываясь отменить смертную казнь, Америка по существу признает себя постхристианской страной, что не совместимо с основанными на Евангелие нормами морали и нравственности. Наказывая без санкций ООН "тоталитарные режимы", Америка одновременно выполняет функции судьи, присяжных и палача, что напрочь уничтожает представление о ней как о правовом государстве. Своими действиями США сами разрушают свой моральный и политический авторитет. В этом контексте весьма странными звучат вопросы представителей политической элиты США, типа: "Почему нас ненавидят в мире?". Особенно странно, что этому удивляются такие деятели, как Д.Чейни, Д.Рамсфельд, К.Райс, которые ежедневно выступают с воинственными заявлениями, кичатся американским военным превосходством, пытаются "учить мир демократии", насаждать американские ценности в странах других цивилизаций и т.д.
Еще Т.Рузвельт давал инструкцию американским дипломатам: "Говори тише, когда у тебя в руках большая дубинка". Нынешнее американское руководство делает все наоборот: оно размахивает этой дубинкой. Надо ли удивляться, что Америку нигде не любят? Великий Рим тоже, конечно, не был объектом особой любви подданных провинций. Однако протекторат Рима - это то, чего упорно добивались. Стать римским гражданином для них - было пределом мечтаний и верхом политической карьеры. Сегодня лишь очень немногие страны (Грузия, Латвия, Эстония) хотят стать протекторатами Америки. И далеко не все желают стать гражданами "единственной сверхдержавы" (что уже сегодня не вполне безопасно).
Вот и получается, что за политику империи политический класс США принимает политику превосходства и доминирования. При этом он совершенно откровенно (возможно, сам этого не осознавая) внедряет в американское внешнеполитическое мышление хорошо известную "доктрину Брежнева" - "доктрину ограниченного суверенитета". Только если Брежнев имел в виду лишь Восточную Европу, контроль над которой СССР оплатил миллионами человеческих жизней, то руководство США желает распространить статус"ограниченного суверенитета" на весь мир, причем, как говорится, "на дармовщину". Но в мировой истории так не бывает.
Не удивительно, что в последнее время США терпят поражение за поражением. Они не решили до конца проблему Афганистана. В Ираке - застряли глубоко и надолго. Вашингтон ничего не может сделать с Ираном: для этого необходимы ресурсы, которыми он не располагает (если контроль над Ираком осуществляет 125 тыс. американских солдат, то для вторжения в Иран нужно, как минимум 300 тыс. - таких сил у США нет). США бессильно наблюдают за возвышением Китая, формированием на базе ЕС новой "сверхдержавы". Они ничего не могут сделать с Северной Кореей, маленькой Кубой, Малайзией, Сомали, Колумбией. Полностью провалились их планы "демократизации Большого ближнего Востока". И это империя ХХ1 века!?
К этому следует добавить, что политической воли американской политической нации к строительству всемирной империи нет. Как нет в США и настроений "мирового крестового похода".
Так империя ли США?

16.04.2007 г.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован