18 апреля 2007
4097

Россия: сверхдержава или великая держава?

Приближается очередной "юбилей" распада СССР. И хотя зам.главы Администрации Президента РФ В.Сурков в одном из участившихся в последнее время публичных выступлений (к чему бы это?) поведал нам о том, что "у многих было тогда ощущение, будто мы сбросили со спины какого-то паразита", в сознании подавляющего большинства граждан России, да и всех постсоветских государств остается чувство утраты великого и сильного государства. А так называемый "день национальной независимости" -12 июня - не стал, конечно, радостным народным праздником. Ибо народу до сих пор непонятно, независимость от чего и кого отстаивала тогдашняя РСФСР и почему нужно праздновать день, когда "Россия вышла из России"?! Сам же Президент РФ В.Путин в мае этого года, в канун празднования 60-летия Великой Победы квалифицировал распад СССР как "крупнейшую геополитическую катастрофу ХХ века", чем вызвал шквал острейшей критики западных обозревателей и отечественных "либералов".
Между тем подобное заявление нашего Президента было в майские дни вполне грамотным и уместным. Ведь любому российскому политику следует считаться с тем, что в сознании русского народа глубоко укоренен идеал сильного государства, с которым ассоциировался СССР, но никак не ассоциируется нынешняя РФ, лишенная в результате распада Союза своего качества второй экономики мира, огромной военной мощи, половины населения, невиданного политического веса и мирового влияния, да к тому же и исконных исторических земель.
Конечно, и желание возродить СССР в прежнем виде в нашем обществе невелико. Как показывают итоги массовых опросов, большинство российских граждан не согласились бы с возвратом России статуса сверхдержавы, если бы оно сопровождалось с ухудшением и без того бедственного положения людей. Наблюдающееся в последнее десятилетие уменьшение сторонников объединения России со всеми государствами СНГ связано именно с этим. Тем не менее ощущать свою страну державой, которую в мире уважают, и с которой везде считаются, хотело бы большинство нашего народа и политической элиты. Этим, в свою очередь, объясняется заметный и повсеместный рост патриотических настроений в обществе.
Как представляется, связано это не только с ностальгией по бывшей сверхдержаве - СССР, хотя она, конечно, сохраняется. Дело также и в том, что события 90-х гг. ХХ века и начала XXI века, особенно бомбардировки Югославии в 1999 г., оккупация Ирака, периодическое вмешательство западных стран в дела СНГ и самой России, для многих стали свидетельством того, что Запад считается только с экономической и военной силой. В этих условиях возможная утрата Россией статуса великой державы воспринимается многими как потеря независимости, способности влиять не только на другие государства, но и на процессы внутри страны.
Кроме того, в условиях глобализации, размывающей основы национально-государственной идентичности, российское общество оказалось перед необходимостью решения задач модернизации, а известные доныне модели модернизации строились на основе укрепления национального государства как мощной целостной общности с устойчивыми национально-государственными характеристиками.
Положение осложняется тем, что Россия не знает другого опыта преодоления кризисов, кроме как опыта укрепления государства. Так было на всех переломных этапах русской истории, будь то принятие христианства или борьба против татаро-монгольского нашествия, объединение земель вокруг Москвы или реформы И.Грозного, преодоление "смутного времени" или петровские, а затем и екатерининские реформы, либеральные реформы Александра II или советская мобилизационная модель развития.
При этом на всех этих этапах русской истории интерес национальный отождествлялся с государственным. Государство было главным критерием идейно-политической идентификации. Позиционирование по отношению к государству оказывалось важнейшей составляющей национальной идентичности, а государственное строительство - перманентным приоритетом национального развития. Процессы государственного строительства задавали параметры развития национального.
В силу этих и многих других причин позиционирование по отношению к государству и сегодня остается важным референтным ориентиром в системе самоидентификации граждан России. Уровень ожиданий, связанных с сильным государством, по-прежнему высок, а глубокое недоверие по отношению к властным структурам объясняется во многом нереализованностью таких ожиданий именно по той причине, что государство по-прежнему у нас слабое.. И потому любое унижение России, любая попытка поставить под сомнение ее статус великой державы воспринимаются российским обществом крайне болезненно. Идеал "величия России" остается одной из основополагающих национальных ценностей не только в политической риторике, но и в национальном самосознании.
А является ли Россия сегодня великой державой? Эта реальность и на Западе, и в России постоянно ставится под сомнение. При этом, как правило, ссылаются на экономические показатели, касающиеся доли России в мировом доходе, ВВП на душу населения, динамики роста экономики России, ее доли в мировой торговле, структуре внешнеэкономических связей и проч.
По этим показателям Россия сегодня и в самом деле проигрывает ведущим промышленно развитым державам мира. По величине ВВП на душу населения, мы оказались на 46-ом месте в мире. Нынешние экономические тенденции не выводят ее даже в "золотую десятку" (КНР, США, Япония, Индия, Индонезия, Южная Корея, ФРГ, Таиланд, Франция, Бразилия) первой четверти XXI века. Более того, по объему ВВП - основному показателю экономического потенциала - мы в 10 раз уступаем США, в 5 раз отстали от Китая, вдвое - от Германии и Индии, оказавшись отброшенными во вторую десятку государств мира. На этом основании многие западные политологи призывают свои правительства особо "не церемониться с Россией" и проводить политику, не считаясь с ее национальными интересами.
На наш взгляд, подобные заявления крайне недальновидны и не соответствуют сложившимся реалиям мировой политики. Ведь не случайно же Запад, признавая политический вес и потенциальную экономическую мощь России, включил именно ее (не Бразилию, не Индонезию и даже не Индию или Китай) в "восьмерку" ведущих стран мира.
Несмотря на распад СССР, по своей политической значимости, интеллектуальной силе и по влиянию на ход дел в мире, в том числе в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН, и по связанной с этим ответственности Россия остается одной из великих держав. Помимо этого, а также геополитического положения и наличия ядерных вооружений, к основным признакам, позволяющим в современных условиях считать Россию великой державой, относятся ее возможности и перспективы в области ресурсного обеспечения, достаточно продуктивного и интеллектуального населения, высокого научно-технического потенциала и ряд других. Эти же факторы, т. е. масштабы страны, ее экономический, демографический и интеллектуальный потенциал, наличие практически всех видов сырья и ресурсов объективно (а сейчас лишь потенциально) делают Россию одним из важнейший мировых центров.
Конечно, все эти позиции обеспечиваются не автоматически. Они могут быть утеряны страной в ближайшие годы, если она не выйдет из экономического, научно-технологического и духовного кризиса. Напротив, возможности России обеспечивать высокое качество жизни граждан и оказывать влияние на ход событий в мире будут расширяться при условии успешного выхода страны из кризиса и завершения социальных и экономических реформ. Все предпосылки для этого имеются. Население России в целом характеризуется достаточно высоким уровнем образования и культуры. Среди работающих высок удельный вес квалифицированных кадров и специалистов. Иными словами, Россия остается развитой страной, находящейся на индустриальной и отчасти постиндустриальной стадии развития, элементы которого созрели в недрах военно-промышленного комплекса бывшего СССР. Российские производительные силы качественно отличаются от производительных сил третьего мира и, наоборот, принципиально не отличаются от тех, которые есть на Западе. В России тот же тип квалификации работников, тот же класс машин и механизмов.
Проблема в том, что в России долгое время господствовали, - впрочем, в своем большинстве исторически обусловленные, - иной менталитет, иная культура трудовых отношений, иные производственные отношения и иная социальная организация, и именно эти обстоятельства мешают достичь западной производительности. Конечно, чтобы сравняться с США, Германией, Францией, Италией и т. д. по душевому ВВП, потребуются, вероятно, многие годы. Но что касается таких стран, как Испания, Ирландия, Греция, Португалия, Чили, то есть стран, находящихся принципиально на той же стадии развития производительных сил, что и Россия, их показатели ВВП на душу населения (соответственно, уровень и качество жизни) в случае успеха реформ могут быть достигнуты во вполне обозримом будущем. В ближайшие годы в этом и должна заключаться здравая, реалистическая экономическая перспектива России.
Все сказанное позволяет характеризовать Россию сегодня как великую державу, временно переживающую крупномасштабные экономические трудности, вызванные изменениями экономической, геополитической и геоэкономической ситуации, а также переходом к новому типу общественного развития. Сохранение и мобилизация имеющихся внутренних резервов, обеспечивает потенциальную возможность для скорейшего оздоровления экономики и перехода на модель устойчивого и демократического (а в технологическом смысле постиндустриального) развития. Позитивные в целом перемены в мире предоставляют благоприятные возможности для решения этой задачи. Если и когда в России устоятся новые общественные отношения, изменится трудовая мораль, будут преодолены разрушительные последствия как господства командно-административной системы, так и псевдолиберальных реформ, Россия по абсолютному размеру производства вполне сможет снова достичь самых высоких мировых стандартов или даже превзойти их. Если же вокруг России сложится экономическое сообщество наиболее крупных новых независимых государств, откроется возможность восстановления экономического потенциала того класса, каким обладал СССР. В любом случае, даже учитывая, что это произойдет не скоро, ситуацию не стоит чрезмерно драматизировать. Потеря статуса сверхдержавы отнюдь не лишает страну возможностей социального прогресса и процветания, более того, может стимулировать рост этих возможностей.
Крушение СССР - это, несомненно, национальная катастрофа. Но катастрофы бывают трех типов. Это, во-первых, катастрофы исчерпания, при которых потенциал цивилизационного сообщества выработан и в связи с этим возникает цивилизационный фатум - смерть цивилизации. Это, во-вторых, катастрофы сдвига, при которых механизмы влияния общества на элиту и механизмы выдвижения обществом своего управляющего меньшинства становятся неэффективными. И, в-третьих, это катастрофы инверсии или инверсионные катастрофы, при которых происходит перерождение управляющих систем при сохранении национальной идентичности. Катастрофа крушения СССР - это катастрофа сдвига и в какой-то степени - инверсии. Но никак не катастрофа исчерпания. А потому - это устранимая катастрофа.
Сегодня у России есть все средства обеспечить не только выживание отечества, национальную безопасность, развитие общества, но и достоинство личности, ее основополагающие права и свободы, благополучие человека и его семьи. Ибо одно дело - борьба за мировое господство, которая велась между СССР и США и требовала неимоверных расходов, а другое дело - только обеспечение собственной национальной безопасности и развития, что требует от России гораздо меньших затрат и сил, но от чего зависит само ее физическое существование. Идея же мировой экспансии в геополитическом и территориальном аспектах исчерпаны русским народом до дна. Кстати говоря, идея непосильной ноши нашла отражение в образе богатыря Святогора, который не смог поднять крестьянскую переметную суму Микулы Селяниновича. Святогор увяз сначала по колени, потом по пояс, потом по грудь. А Микула, которого Святогор мог держать с конем на ладони, сказал ему то, что содержит намек на путь России в XXI веке: "Мне твоей силушки не надобно, мне своей силушки достаточно".
Таким образом, на вопрос, стоит ли России претендовать на великодержавие, следует ответить - да, стоит. Но не на роль супердержавы, конкурирующей на равных с США, а, скорее, на равноправное место в пятерке ведущих держав мира. И не потому, что этого кому-то хочется, а кому-то нет. Это объективный процесс, естественный для России. И не считаться с этим просто нельзя.
Следует также иметь в виду, что без сильной и дружественной России Западу вряд ли удастся создать стабильный и предсказуемый мировой порядок в следующем столетии. Если Россию бездумно оттолкнут в лагерь маргиналов, вся международная система повиснет в воздухе, лишится солидной опоры. Опора Вашингтона на военную силу не сработает (и уже не срабатывает, как показывают события в Ираке). Ослабление России неизбежно приведет к резкому обострению военно-политической ситуации в странах СНГ, Балтии, Восточной Европы, Средней Азии, Ближнего Востока, и, как следствие, в Западной Европе и во всем мире. Тогда станет реальной угроза тотальной, геополитической нестабильности в Евразии. Слабая Россия - предмет экспансии исламского фундаментализма, бурно развивающегося Китая и некоторых близоруких представителей западных стран. Те, кто стремятся сейчас разрушить евразийский геостратегический монолит и низвести Россию до положения третьестепенной державы в Европе и Азии, ведут опаснейшую игру. В том числе и для самих себя.


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован