Вложиться по полной

Этот прямой эфир стал одним из первых антикризисных эфиров с экспертами в новой онлайн-реальности, в которой мы все оказались по известным причинам. О стратегиях инвестирования в условиях кризиса, перспективных нишах развития бизнеса и новых инструментах ПРБ поговорил с Владимиром Гамзой, председателем Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике, и Сергеем Безделовым, председателем совета директоров Национальной инвестиционной платформы.

Как вы оцениваете действующую экономическую ситуацию?
Владимир Гамза: По ВВП Россия находится на 6 месте в мире, а по ВВП на душу населения – на 50. По критерию уровня роста экономики Россия находится в плачевном состоянии – за 28 лет темпы роста российской экономики в полтора раза ниже, чем темпы роста всей мировой экономики. У развитых экономик сейчас имеются неограниченные возможности мобилизации финансовых средств и способность быстро купировать кризисы путем массированной помощи экономике.
Совершенно понятно, что в течение 6 лет мы будет ориентироваться на те национальные цели и стратегические задачи, которые озвучил Владимир Путин в 2018 году. Правительство будет предпринимать неординарные шаги, чтобы реализовать такие сложные задачи. Согласно указу президента РФ, нам необходимо в 1,5 раза увеличить объем инвестиций относительно ВВП. В этой связи потребуются особые монетарные условия, в которых мы еще никогда не жили. По итогам 2019 года экономические показатели практически по всем пунктам ухудшились, а инвестиции в основной капитал выросли всего на 0,6% относительно ВВП, хотя предполагался рост в 10%.
В связи с низкой покупательской способностью нашего населения мы все время находимся в замкнутом круге. У нас ВВП на душу населения в месяц всего 62 тыс. рублей, отнимите – 40% забирает государство, 1/3 оставляет в качестве накоплений бизнес. Остается 24 тыс. рублей на душу населения в месяц. Во всем мире одним из основных источником инвестиций является развитие потребительской способности населения, а у нас низкая покупательская способность не позволяет бизнесу развивать производство.

Что сделать для того, чтобы выйти на траекторию догоняющего роста?
ВГ: Необходимо развивать импортозамещение. Про это много говорили, но ни одна программа не была реализована, что очень печально. У нас $240 млрд импорта, который мы совершенно спокойно могли бы заместить отечественным производителем. Также у нас огромный накопленный финансовый резерв, с помощью которого можно обеспечить бизнес заказами на реализацию инфраструктурных проектов.

Есть ли в России финансовые ресурсы не только для поддержания, но и для развития бизнеса?
ВГ: Россия – это страна-кубышка. Мы накопили кэш-позицию в размере более 120 трлн рублей. Просто у нас не работает трансмиссионный механизм преобразования сбережений в инвестиции. Все, начиная от населения, заканчивая властью, привыкли класть деньги в кубышку. Но денег в стране более чем достаточно. Поэтому мы можем справиться и без иностранных инвестиций.
Государство также предлагает ряд мер и институтов для развития малого и среднего бизнеса. На данный момент действуют 43 программы развития. Основные государственные институты развития бизнеса – это Корпорация МСП, Российский экспортный центр и Федеральный центр компетенций по производительности труда. Хотелось бы отметить работу Фонда развития промышленности. Это очень мобильный институт, практически все проекты Фонда проходят через наш Совет в ТПП, мы оцениваем их с финансовой точки зрения. Поэтому я могу ответственно заявить, что это наиболее приемлемый фонд для малого и среднего бизнеса.
Совет ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике специально создан для оказания поддержки членам палаты по реализации проектов развития и оказания помощи в финансировании. У нас есть комиссии практически по всем финансовым секторам. Мы готовы рассматривать любой проект. Условие одно – сначала необходимо получить поддержку в региональной палате.

На какие инструменты вы бы порекомендовали обратить внимание бизнесу?
ВГ: Небанковские активы растут, что очень радует. Ожидается, что в условиях кризиса банки перестанут активно работать с малым и средним бизнесом. В такой ситуации привлечение небанковских активов (например, через специализированное общество проектного финансирования, ВЭБ.рф, инвестиционное товарищество, Московскую биржу, закрытые паевые инвестиционные фонды, лизинг, краудфинансирование) может стать жизненно необходимым. Многие бизнесмены просто не знают о таких ресурсах и по привычке ходят в банк. Финансовый маркетплейс сейчас – пожалуй, самая развивающаяся платформа. Даже Центральный банк в ближайшее время планирует выйти на рынок с собственным маркетплейсом, который позволит компаниям взаимодействовать с огромным количеством финансовых институтов онлайн. Для малого и среднего бизнеса наиболее подходящим видом инвестиций является краудфинансирование. Самое главное, что маркетплейс и краудплатформа позволяют фаундеру и инвестору взаимодействовать напрямую.

Самое время рассказать о Национальной инвестиционной платформе.
Сергей Безделов: С удовольствием. Это новый инструмент, представляющий из себя площадку, где встречаются те, у кого есть деньги, и те, кому эти деньги нужны. А краундфандинг и краудинвестинг – это просто виды возможного взаимодействия. Инвестиционные платформы могут стать драйвером, реальной точкой роста развития взаимодействия между инвесторами и получателями инвестиций. Так как данное взаимодействие происходит в интернете, уходит значительная статья расходов на банкинг. Маркетплейс требует меньше финансовых вложений. Он прекрасно вписывается в современную картину мира. Нас однозначно ждут изменения в экономике. Поменяются бренды, структура, философия, парадигма. Я думаю, что 30% компаний останутся на дистанционном режиме работы и после улучшения эпидемиологической обстановки. Работодатели войдут во вкус, поняв, что это реально.
В кризис всем хочется иметь инструмент, который будет позволять не выходя из дома зарабатывать 20–25%. Это ровно тот средний процент, который предлагают инвестиционные платформы. Как в магазине: инвестор приходит и начинает выбирать, находит интересные продукты, решает, куда вложить деньги. А каким именно образом он вложит деньги – это уже не так важно. Важно, что все это можно сделать удаленно. В апреле президент подписал закон о защите и поощрении капиталовложений. Если человек вложился в реальный сектор экономики, то, согласно этому закону, его инвестиции будут гарантированы государством.
Инвестиционная платформа – это компактная форма вложения денег, без сложных схем. Платформа сама будет отслеживать и оценивать действия получателя инвестиций. Также она позволяет работать с иностранными инвесторами через цифровой актив в обход санкций. 


Год назад мы обсуждали, что рынок краудфандинга в России не развит. Кого сейчас не хватает: инвесторов или получателей инвестиций?
СБ: Я ошибался. По данным Центрального банка, за 2019 год через зарегистрированные инвестиционные платформы прошло 15 млрд рублей. И это в ситуации, когда платформы, по сути, работали в серой зоне. В 2020 году ожидалось, что эта сумма достигнет 40 млрд рублей. Почему нам всем сейчас тяжело? Люди просто не хотят пользоваться преимуществами новых условий рынка. У нас есть и инвесторы, и огромное количество интересных проектов, но люди еще не привыкли к формату инвестиционных платформ. 


Как сегодня получить инвестиции для развития малого бизнеса? Это вопрос наших зрителей. При этом многих удивляет, что сейчас, в условиях кризиса, кто-то занят привлечением инвестиций – людям кажется, что лучше переждать. Какая стратегия является наиболее эффективной?
ВГ: Прежде всего я хотел бы подчеркнуть, что в скором времени банки начнут сдержано относиться к кредитованию малого и среднего бизнеса. И 30–40%, которые МСП смогут получить через инвестиционные платформы, обеспечивает им 100% возможность кредитования. Если у вас на руках будет 40% от суммы проекта, то любой банк выдаст вам кредит.
Что касается стратегий, я не могу дать четкого ответа на этот вопрос. Все зависит от позиций вашего бизнеса на рынке. Для кого-то лучше сохранить финансовые ресурсы для того, чтобы потом скупить подешевевшие активы. Для кого-то необходимо уже сегодня начать активно развиваться, так как появляются новые ниши для бизнеса. Все зависит от ваших целей, бизнес-моделей и финансовых возможностей.

СБ: Стратегия – одна. На пессимизме покупай, на оптимизме выходи. Сейчас однозначно надо вкладывать. Владельцы бизнеса сейчас вообще не думают о вложениях, они думают только о том, как спасти свое предприятие. Есть пассивные инвесторы, они четко знают, что вкладывать надо именно сейчас. Мы также наблюдаем проблему, что инвесторы работают по старым схемам. Они ищут, например, где упали цены на недвижимость, и вкладывают туда. Вместо того, чтобы посмотреть, какие перспективные проекты существуют.

Центробанк сообщил о практически полном прекращении притока иностранных инвестиций. Планирует ли ТПП подготовить рекомендации, например, о поднятии учетной ставки. Что вообще в данной ситуации необходимо предпринимать?
ВГ: По первому кварталу 2020 года у нас отрицательное сальдо в размере $4,7 млрд. Это не катастрофическая сумма, но она неприятная. Главная проблема, почему к нам не приходят иностранные инвестиции - у инвесторов нет уверенности в стабильности российской экономики. На протяжении 28 лет темпы экономического роста в России были в 1,5 раза ниже мировых. Вторая проблемы – это защита инвестиций и судебная защита. У нас возникает много проблем с иностранными инвестициями именно с этой точки зрения. Поэтому, мне кажется, необходимо серьезно вернуться к вопросу создания необходимых условий для обеспечения безопасности иностранных инвестиций. Но самое главное условие – это развитие экономики.

СБ: Надо принимать закон о цифровых активах. В России одно из главных препятствий для развития экономики – это масштабы страны. Цифровизация помогает нивелировать данный фактор. Экономика точно будет развиваться именно в этом направлении, поэтому так важно принятия закона о цифровых активах. Цифровая экономика невозможна без цифровых денег.

Какие отрасли сегодня ждет бурное развитие, а в каких можно спрогнозировать спад?
СБ: На мой взгляд, бурный рост будет наблюдаться в сферах, связанных с личным пространством, эмоциями, обслуживанием пенсионеров, кибербезопасностью, туризмом, телемедициной и цифровым диагностированием, дистанционным управлением.

ВГ: Абсолютно согласен. Невероятными темпами в ближайшее время будут развиваться цифровые технологии. Мы вдруг осознали, что цифровизация – это отличная штука. Также активный рост ждет сферу дистанционных услуг. Многие их попробовали и уже не захотят отказаться.

СБ: И надо признать, что мы вряд ли бы обратились к цифровым технологиям, если бы не коронавирус и самоизоляция.

Какие ценные бумаги сейчас следует покупать? Следует ли откладывать деньги на черный день или лучше инвестировать?
ВГ: Вид предпочтительной инвестиционной стратегии зависит от накоплений. Я лично исповедую стратегию диверсификации – частично в длинную, частично в короткую, частично в рискованную. Также совершенно очевидно, что необходимо вкладывать в те секторы, которые сильно упали, но точно восстановятся. Речь идет об анализе прошлых кризисных ситуаций, о положении компании на рынке. Это авиация, железнодорожный транспорт, строительная сфера и недвижимость в целом. Сегодня также можно покупать бумаги компаний, которые не упали в силу того, что они развивают новые направления бизнеса, которые являются не случайными в условиях кризиса, а стратегически важными для развития экономики в целом.
Также хотелось бы отметить, что Совет ТПП по финансово-промышленной и инвестиционной политике предлагает услуги по разработке инвестиционной стратегии для любой компании. Поэтому обращайтесь, поможем.


Об инвестициях
Во всем мире 2/3 инвестиций – это финансовый рынок, 1/4 – собственные средства и 10% государство. В России все наоборот. Собственные средства – 57%, а привлеченные – 43%, причем 16% из них – это государство, а на кредиты приходится всего 8,7%. Фондовый рынок совсем не развит, а объем прямых иностранных инвестиций составляет 0,5%. Практически все годы существования современной России мы имели отрицательное сальдо прямых инвестиций. Наибольшее сальдо (разница между приходом и выводом средств) составило $35 млрд в 2014 году. Банковские активы относительно ВВП падают на протяжении последних пяти лет. В 18 субъектах России нет ни одного банка, а в 22 – лишь по одному региональному банку.

http://www.iimba.ru/articles/vlozhitsya-po-polnoy/

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован