09 февраля 2010
4536

`Я и сейчас еще многое могу!`

Сенатор Владимир Федоров рассказывает о карьере, семье и своих коллекциях

Владимир Федоров прошел длинный путь от автослесаря до сенатора, представителя Карелии в Совете Федерации России. Он также успел поработать заместителем министра МВД Карелии и даже возглавлял у нас в республике борьбу с пьянством. Об этом нынешний сенатор вспоминает с улыбкой - нелегкая задача ему тогда досталась. На посту начальника главного управления ГИБДД России Владимир Александрович пробыл аж 12 лет.На прошлой неделе Владимир Федоров презентовал свою книгу "Время. События. Люди", посвященную двадцатилетию Госавтоинспекции России. "Карельская Губернiя" встретилась с ним и побеседовала. О чем? О времени. О событиях. О людях.Без прав- Я родился в семье служащих, как раньше принято было говорить, - вспоминает Владимир Федоров. - Отец был связистом, мать работала в системе "Заготзерно". Образование у меня небольшое - всего семь классов. Я над этим всегда смеюсь. После седьмого класса я решил пойти в техникум, причем мечтал о железнодорожном, но меня туда не взяли из-за тепловозной практики. Ее могли проходить только те, кому уже было полных 18 лет. А мне к тому времени 18 еще не исполнилось, так что пришлось распрощаться с детской мечтой о железной дороге и идти в автодорожный техникум. Сейчас я нисколько не жалею о том, что все получилось именно так. Я до сих пор с удовольствием езжу в свой бывший техникум, встречаюсь с преподавателями и студентами.- А то, что вы начинали с автослесаря, - правда?- Да, школа жизни для меня началась на автобазе. Я даже дошел до четвертого слесарского разряда. Помню, когда я получил права, на этой автобазе мне выделили машину, и я в первый же день перевернулся! И меня лишили прав. Но в ГАИ я, конечно, не только из-за этого потом пошел. Сначала работал диспетчером в Карельском транспортном управлении. Потом окончил институт в Питере, у меня родился сын, я вернулся в родной город и мне предложили пойти в МВД. Раньше считалось, что на "государевой службе" работать лучше, с квартирой проблем не будет. Но свою первую квартиру я получил, когда уже был заместителем начальника ГАИ республики. До этого мы с семьей жили в общежитии, в 13-метровой комнате. Холодильник у нас на столе стоял, места не хватало. Зато соседей своих я до сих пор с теплотой вспоминаю.- Как вас приняли в правоохранительных органах?- Как только я поступил на работу, меня отправили в колхоз на картошку. Но через пару недель отозвали обратно - нужно было ехать в Москву повышать квалификацию, которой у меня тогда еще не было. Специальность "инженер по организации дорожного движения" еще только-только появилась. Своим учителям, а особенно Анатолию Мордасову и Антону Мурзину, я благодарен до сих пор, хотя многих из них уже нет в живых. Помню, по молодости я обижался, что меня заставляли дополнительно заниматься делами, которые напрямую не относились к моей тогдашней деятельности. Но потом в жизни все пригодилось.Замерзший свисток- А самому стоять на посту когда-нибудь приходилось или вы больше занимались кабинетной работой?- Конечно, приходилось! Каждую пятницу, субботу и воскресенье нас расписывали на посты. И я тоже стоял, и сопли, как говорится, морозил. Когда мы встречали Юрия Владимировича Андропова, который приехал в нашу республику с визитом, меня распределили на пост в Кондопогу. Так у меня от стояния на морозе даже свисток замерз! Холодина тогда выдалась примерно такая же, как и сейчас. Аварий в то время было поменьше, но мне частенько приходилось на трупы выезжать. Так что я всякого насмотрелся.- Как вы сейчас оцениваете обстановку на карельских дорогах?- Могу с гордостью сказать, что культура дорожного движения у нас развита гораздо сильнее, чем в других регионах. Многие до сих пор не верят, что в Петрозаводске водители по-прежнему пропускают пешеходов. А не так давно я ездил в Сегежу и отметил, что большегрузные машины частенько показывают правый поворот, сигнализируя о том, что дорога свободна и их можно безбоязненно обогнать. Такое теперь мало где увидишь.- Переезд в Москву прошел для вас легко?- Здесь, в Карелии, я уже дошел до уровня замминистра внутренних дел, работать мне было интересно, но сын мой тогда уже учился в Москве. Так что, когда меня пригласили в ГАИ СССР, я с радостью вернулся в любимую службу. А самого переезда и не почувствовал, потому что у меня была работа, которая мне нравилась. В Петрозаводске в дежурной части я начинал работу в шесть часов утра, а заканчивал уже поздно вечером, еду мне прямо на работу приносил сын. И в Москве то же самое - в восемь утра пришел, в десять вечера ушел. Может, это и нехорошо говорить, но я до сих пор Москвы не знаю. Все время либо в командировках, либо в кабинете. Хотя иногда приходилось и с "шашкой наголо" выходить на улицы Москвы и помогать своим инспекторам.- Но Петрозаводск, как видно, все равно не забываете...- Здесь могилы родителей, с этим городом связано много воспоминаний. А сейчас еще и должность обязывает, так что бываю здесь не реже, чем раз в месяц, приезжаю на заседания. Все-таки депутат Законодательного собрания. Избиратели могут не только вопрос задать, но и потребовать. В последний свой приезд я даже кое-какую критику в свой адрес услышал.Люблю быструю езду- А вы к критике нормально относитесь?- Приятного тут мало, никто не любит, когда его ругают. Но для меня критика - еще и мощный стимул, я всегда стараюсь прислушиваться к тому, что мне говорят, а потом сделать выводы и работать в этом направлении. В нашей республике депутаты Законодательного собрания очень активные, но, к сожалению, не все их законы в Москве проходят, и моей вины тут нет. Просто наша Госдума не очень любит принимать законодательные инициативы "с места", и это касается не только Карелии.- В роли сенатора вы чувствуете себя комфортно?- Ну, на работу я хожу с удовольствием и каждый день. И считаю, что со своими обязанностями я справляюсь. Знаете, я один из немногих генералов, который ушел сам. Меня никто не отправлял в отставку, я просто понял, что 12 лет - это уже приличный срок службы, и сам написал рапорт. А когда мне родная республика предложила место работы, я четко знал, куда ухожу и что буду делать на новой должности.- Сейчас идет ужесточение мер наказания за нарушения Правил дорожного движения. Да и в автошколах учиться становится все сложнее. Вы считаете, это правильно?- Я полностью поддерживаю эту политику. Более того, я являюсь автором ряда поправок к закону. Спрос с водителей должен повышаться, но и государство должно их поддерживать. В любом случае я добивался и буду добиваться восстановления ответственности водителей за повторные нарушения. Такая мера была до 1997 года, а потом ее отменили. Но я уверен, что человек, который постоянно нарушает Правила дорожного движения, в конечном итоге совершит серьезнейшие правонарушения. И практика подтверждает мои слова. Вся Россия сейчас знает об одном водителе, общий срок лишения прав которого составил сорок лет. По его вине погибли люди. Поэтому я считаю так: если водитель совершил серьезное правонарушение, он не должен откупиться только штрафом, его нужно лишать прав. Еще я бы повысил ответственность дорожников за то, что происходит на дорогах. В СССР считалось, что 10 процентов аварий происходит из-за ненадлежащего состояния дорог, но постепенно цифра повысилась до 40 процентов! Но и Дорожный фонд тоже надо воссоздавать, чтобы было на что ремонтировать и строить дороги.- А сами-то вы водите автомобиль?- Естественно. У меня приличный стаж вождения. Первой моей машиной был "Москвич", еще я очень люблю "Ниву". Но поскольку дачу я недавно продал, то пересел на "Форд". Когда не нужно ездить по колдобинам, можно позволить себе более комфортный автомобиль.- Желания хорошенько разогнаться и мчаться на большой скорости не возникает?- Еще как возникает! Какой же русский не любит быстрой езды. Так что я тоже грешен, хотя чаще всего способен себя контролировать. В прошлом году мы с женой из Москвы доехали до Геленджика, по дороге меня остановили три раза, два из них - справедливо, а третий - не очень. Я вообще люблю ездить на машине, но удается мне это только по субботам и воскресеньям.Семья - это главное- Как проходила работа над последней книгой?- Сам я почти ничего там не писал, больше систематизировал. И это было сложно. Прошло всего двадцать лет, а многое уже забыто, пришлось все восстанавливать.- А если бы все-таки пришлось писать, заниматься, так сказать, литературным творчеством? Справились бы?- Когда меня забирали в Москву, то сразу спросили: а писать-то вы умеете? Я ответил: мол, последние годы я был замминистра МВД, поэтому больше все-таки подписывал. Но написать могу, если надо. По русскому языку я в техникуме получил твердую "пятерку".- У вас единственный сын. Он пошел по вашим стопам?- Нет, он выбрал совершенно другую дорогу, стал заслуженным мастером спорта по воздухоплаванию, на его счету несколько мировых рекордов по высоте. Еще он работает главным конструктором в фирме, которая изготавливает аэростаты и дирижабли. Но сейчас у них не лучшие времена, эта техника мало кому нужны. У сына трое детей, так что я - трижды дед. Правда, времени с внуками я не очень много провожу, мы с женой живем в доме в Подмосковье, а они - в городе.- Вы никогда не пытались переубедить сына и отправить его делать карьеру в правоохранительных органах?- Я не пошел по стопам своего отца, а мой сын - по моим. Он с самого детства интересовался небом, прыгал с парашютом, смотрел в телескоп, изобретал разные штуки. Потом прикипел к полетам, пошел в школу юных летчиков. Так что я просто не мог наступить на горло его песне. Конечно, мы с женой очень за него волнуемся, но ничего тут не поделаешь. Я называю сына "экстремистом", хотя правильнее, конечно, экстремал.- Говорят, вы заядлый коллекционер?- О да! Я собираю все, начиная с конфетных фантиков с изображением автомобилей и заканчивая марками, посвященными безопасности дорожного движения. Еще коллекционирую значки, тоже с автомобильной тематикой. Началось мое увлечение с детства. Сколько я себя помню - всегда что-то собирал, ходил в клуб филателистов. Теперь у меня в кабинете хранится множество альбомов, я стараюсь систематизировать свою коллекцию. А вот выезжать куда-то не особо люблю, охота и рыбалка меня тоже не привлекают. В свое время я намотался по командировкам, теперь стараюсь от них отказываться, хотя как члена Совета Федерации меня постоянно куда-то приглашают. Выезжаю только в составе делегации Совета Федерации в ОБСЕ два раза в год, мне это интересно. ОБСЕ зимой заседает в Вене, а летом - в разных странах мира: то в Америке, то в Бельгии, то в Норвегии.- Значит, свободное время вы больше стараетесь проводить с семьей?- Теперь да. В апреле будет 42 года, как мы с женой вместе. Познакомились и поженились еще в студенчестве. Сейчас говорят, что плохо жениться очень молодыми, но я с этим согласиться не могу. У меня прекрасная жена, она, как декабристка, со мной везде ездила. И если я все время был примерно на одной и той же работе, то ей пришлось сменить много разных мест службы.- Что сейчас для вас самое главное в жизни?- Чтобы у сына и у внуков был порядок в жизни. Если говорить о работе, то считаю, что нельзя опускаться ниже той планки, которая уже достигнута. Понятно, что других высот уже мне брать не нужно. Помню, раньше ходили слухи, мол, я претендую на место губернатора Карелии. Но я открыто могу сказать, что мне это не нужно. Каждый должен заниматься своим делом. Да и возраст уже не тот. Я и сейчас еще многое могу, но надо дать дорогу молодым.- В наше время многие молодые люди задаются вопросом: что важнее - семья или карьера? А вы как считаете?- Семья важнее, это я из собственного опыта говорю. Карьера может рухнуть, и некому будет тебя поддержать. А если есть надежный тыл, то и карьера состоится. Я всегда чувствовал поддержку своей семьи. И это для меня - самое главное.


Газета "Карельская Губерния"
03.02 - 09.02 2010 г N5

Ксения Сорокина
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован