Роща Сергей Алексеевич
06 августа 2019
1234

Жало пчелы

Первичные сюжетные наброски для книги “За рюмкой водки. Мысли вслух”

Где нельзя пить водку, так это на пасеке. Вам любой пчеловод скажет, что пчёлы проявляют агрессию на запах спирта, особенно перегара. Более лояльно они относятся к самогону на буряках. Надо помнить, что как только пчела своим жалом делает укус, она погибает. 

​В послевоенные годы, особенно брежневские, заниматься пчеловодством было не только на интерес, но и поощряемым колхозным руководством делом. Многие дворы села Погорельцы колхоза “Авангард” держали минимум по пять пчелиных уликов, через четыре на пятый сельский двор. Например, Иван Владимирович Урожок на своём подворье обслуживал примерно 30 уликов, к тому же он был колхозным пчеловодом и в его попечении были все колхозные пчёлы, примерно две сотни уликов.  

​Тиха украинская ночь. Жужжание пчёл затихает. Бывали случаи, когда деревенский мужичок после обеда выпьет с дружками самогончика по семьсот на брата, а по дороге домой решит на свежем воздухе отдохнуть, и, не подумав, засыпал возле двора, под забором, где есть пчёлы. К вечеру его находили отошедшим в мир иной от укусов пчёл. Ещё, как-то одного десятилетнего мальчика Колю укусила пчела в руку, жало попало в вену, и всё, жизнь на этом закончилась.

​- Где мой помощник? Хресна! Баба Марфа! Баба Уля! Где внук? Серёжа!- ещё в сенцах хаты колхозный пасечник своим гучным как из бочки голосом звал хозяев. 

​Баба Марфа была родной сестрой бабы Параньи, матери Ивана Владимировича Урожка, и, заодно, по православным каноном крёстной мамой для него. Баба Уля, услышав знакомый голос, тут же поставили на стол пол-литровую пляшку самогона. Такова была традиция встречать гостей местной валютой. Две бабушки и внук Серёжа, садились вечерять. День прошёл тихо, дождя так и не было. Всё село жило в ожидании сбора урожая, не только колхозного, но и на своих огородах. 

​В хату зашли двое, пасечник и дядько Васько, муж родной сестры Ивана Урожка. В годы Великой Отечественной войны Василий Евдокимович, пережив оккупацию, в 1943 году, как только исполнилось 18 лет пошёл в армию на фронт. Вместе с дедом Серёжи и мужем бабы Марфы Гренок Филиппом Кириловичем попали в разведывательную роту. На задании под Кенигсбергом дядьку Васька ранили, пуля попала в голову, а вот куда делся дед Филипп, он не знает. В таких случаях пишут, что пропал без вести. Значит, есть надежда, что живой. 

​- Как мы вовремя! Стол накрыт, вот и по вечеряем, с утра маковой росинки во рту не было,- обрадовался дядько Васько. В колхозе был трактористом, ему выделили небольшой трактор на колёсах с кузовом впереди. Вот он в эти дни и работал вместе с колхозным пасечником, перевозил улики. Начинался гречишный медосбор.

​Отношение к пчёлам в колхозе было особым. Ведь это не толко мёд, но и урожай яблок, овощей, той же гречки. Пчёлы, когда для себя берут нектар, опыляют всё, то есть переносят с одного цветка на другой пыльцу. Без пчёл не будет урожая. 

​Колхоз “Авангард” считался лучшим не только в районе по сдаче гречки в союзные закрома. Сам председатель колхоза лично был заинтересован в размещении возле гречишного поля пасеки. Колхозные агрономы внимательно следили за тем, чтобы как можно меньше химикатов распыляли, пчёл нельзя травить.

​- Завтра будем качать мёд, так что, Серёжа, с утра собирайся, будешь нам помогать,- сказал Иван Владимирович, для него он был крёстным отцом, 15 лет как крестил его в местной церкви. Шёл год 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

​Парень Серёжа каждое лето приезжал на летние каникулы в село к бабушкам. На этот раз с небольшой травмой. Уже год будет, в сентябре, как занимается в футбольной секции Детско-юношеской спортивной школы. Заметил его известный в Чернигове тренер Рыньский Леонид Михайлович, когда проходил чемпионат города между школами. Среди еврейской школьной команды Серёжа выделялся своим мастерством и выносливостью. Ради футбола пришлось бросить греблю на байдарке, где в активе уже был I разряд и победа на чемпионате Черниговской области в двойке на 500 метров, вместе с Вовой Скобла. 

​На футбольном турнире “Надежда”в Золотоноше финал проиграли Ворошиловограду. У них команда была сильная, по именам Игорь Гамула, Саша Заваров и другие воспитанники спортинтерната. Быть вторыми по Украине, для Чернигова выше крыши. Там же наш юный пчеловод, играя на позиции нападающего и получил растяжение паховой мышцы.

​- Так у него нога плохо двигается, хромает, а там же ходить много надо. Вот сегодня с трудом дошёл до соседей, зарезал им свинью,- забеспокоилась про внука баба Марфа. 

​В это время баба Уля, Гренок Ульяна Кирилловна, родная сестра пропавшего деда Филиппа, уже налила по первой рюмке. Выпили, стали закусывать свежим жареным мясом. Сосед дед Сашко принёс свежины, ещё баба Саша колбасой домашней угостила.

​- Ничего страшного. Как в прошлом году, будет ходить в плавках, носить рамки от уликов к домику. Пчёлы немного покусают и всё как рукой снимет. Пчелиный яд он полезный для человека,- выпив вторую рюмку под тост за хороший урожай, сказал крёстный. Баба Уля налила третью.

​- Ну, да, в прошлом году пришёл весь покусанный,- сказала баба Марфа, то ли с радостью, то ли с грустью. Одно радовало, что весь год внук не болел, простуда прошла мимо.

​- Пчёлы у меня особого сорту, средерусские, кусючие, но зато мёда много приносят. Никто не хочет эту работу делать, рамки носить. А у Серёжи получается, он ходит тихо, незаметно для пчёл и они его почти не трогают,- после третьей продолжал пчеловод. Баба Уля любила выпить, поэтому сразу же налила по четвёртой. Бабе Марфе достаточно одной рюмки, ведь на ней домашнее хозяйство: корова, свинья, куры, утки. 

​Да, пчёлы не любят запах спирта, но также реагируют и на человеческий пот. Поэтому на пасекеустановили душ, куда Серёжа в плавках постоянно забегал сполоснуться чистой водой, смыть пот. Вот и весь рецепт, чтобы пчёлы не кусали. 

​- Пробовал поставить карпатских, да, они тихие, нет активности, хороши по весне, когда яблони цветут. И всё. Что касается кавказского сорта, то те плохо зимуют, для них наши зимы слишком длинные. Норовят из улика улизнуть. Думаю, хватит, пора и честь знать. Спасибо за угощение. Так что завтра к пяти утра подходи к колхозному гаражу, тракторец заведём и поедем,- подвёл итог лучший пчеловод Семёновского района. 

​Когда в сентябре 1943 года освобождали село от немецкой оккупации, Ивану было 10 лет. Два года в его жизни имели свой двойной смысл. Как две стороны одной медали. Сразу не мог для себя определить, то ли радоваться, то ли грустить. Их дом для расквартирования выбрал сам гер комендант Пауль Зегерс из Лейпцига. По профессии он был инженер-электрик. В его подчинении были солдаты немцы, полсотни человек. Ещё десять полицаев. Отвечали за связной провод на участке примерно в 100 километров. Взвод связи. 

​Как оказалось, эти немцы были не дураки, с местным населением на конфликт не шли. С партизанами договорились. Зачем лишние проблемы. Колхозный строй села оставили, все, как и в советское время работали в поле, на ферме, на своих огородах. Разрешили проводить церковную службу в, до этого, как пять лет, закрытой церкви. Семьи партизан не преследовали. По сути, ничего не поменялось, только меньше стало мужиков. Воевали.

​Что касается партизан, то на село они не нападали. Их больше интересовала железная дорога, ближайшая на восток проходила через город Щорс, что в сотни километров от села. Туда на телегах и направляли урожай для германской армии. Но партизаны на подходе к станции, со слов бабы Ули, без единого выстрела забирали весь урожай. Её родной брат Ерох со своим отрядом этим и занимался. Партизаны подрывали немецкие эшелоны с танками и другой техникой, вооружением, живой силой и снарядами. Но это взвод связи и гер коменданта мало интересовало.

​Гер комендант увлекался пчеловодством и фотоделом. Ремеслу пасечника обучил маленького Ваню. Так что основы пчеловодства зародились при германской оккупации. Немцев прогнали, а пасека осталась. Потом, через десять лет, от колхоза Ивана отправили учиться на пчеловода. Такая вот немецкая оккупация. 

​При освобождении села от немецкой оккупации, случился большой пожар, советские снаряды падали по всей деревне, много жителей погибло. Немецкий взвод связи, как два дня до этого, село покинул. Освобождение обернулось похоронами и сгоревшими домами. Бывает. Война всё спишет. Остался неприятный осадок.

​По состоянию здоровья Ивана в армию не взяли. До конца своих дней пасечник выписывал газету “Красная звезда” и журналы по пчеловодству. И всегда добрым словом вспоминал гер коменданта. 

​Когда в селе к 30-летию Великой Победы открывали памятник погибшим в войне жителям, из Лейпцига, Германская Демократическая республика, приезжал с женой и Пауль Зегерс. Встреча сельского пасечника со своим учителем пчеловодства была трогательной, со слезами на глазах. 

​При посещении домашней пасеки Ивана, где сохранились все десять уликов со времен войны, запомнился укус среднерусской пчелы, отчего у старого германского пчеловода-любителя появилась опухоль на шее. 

​Жало пчелы оказалось не смертельным. И это радует.

6 августа 2019 года.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован